READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Пейтон Эмберг (Peiton Amberg)

image

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

«Секс в большом городе» — бред и мерзость! «Свободная любовь», может, и хороша для эмансипированных единиц — а вот во что она превращается для миллионов обычных женщин — невинных жертв феминизма и сексуальной революции. «Пейтон Эмберг» — одна из самых злых и смешных книг Тамы Яновиц!

Автор: Яновиц Тама

Скачать книгу Пейтон Эмберг: doc | fb2 | txt


БЕТСИ ЛЕРНЕР ПОСВЯЩАЮ

Роман — плод фантазии сочинителя. Автору еще далеко до пятидесяти, и у нее нет вшей.
Автор выражает признательность за поддержку и помощь в написании этой книги Дайан Хиггинс, Люку и Марианне Курвиц, Сен-Амур Фестиваль, Эллен Сальпетер, Жерару и Нелите Ле Клери, Филлис Яновиц, Пейдж Пауэл, Тому Беллу, Розмари Дэвидсон, д-ру Фреду Брандту, Эрин Осье, Дону Вайнтраубу, Джону Мерфи, Грегу Салливану, Ни-коль Аргирес, Ане Розенберг, Джокасте Браунли, д-ру Ларри Розенталю и моему дорогому мужу Тиму Ханту, неизменно вдохновлявшему и поддерживавшему меня.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В ближайшем от вокзала отеле цены оказались не по карману: триста долларов в сутки — таких денег у нее не было.
— Пожалуй, я пойду в другую гостиницу, — сказала она. — Если там не понравится, то вернусь. У вас найдется свободный номер?
Она пожалела, что приехала в Антверпен. Должно быть, хуже только Стокгольм с его добропорядочными людьми, не способными даже на малейшее сумасбродство. Если и здесь такие же благопристойные нравы, то она в Антверпене не задержится. Она привыкла в поездках, вдали от дома, быть содержанкой и не считала это грехом, давно распростившись с несбыточными иллюзиями.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Впервые это — что она позже расценила как «бес попутал» — случилось с ней в двадцать шесть лет, когда она была замужем уже третий год.
Она летела в Бразилию. Самолет был забит до отказа, и каждый пассажир, втиснутый в кресло, казался улиткой, выглядывающей из раковины. Место Пейтон оказалось в самом конце салона, рядом с проходом. Кресло у иллюминатора уже было занято коренастым чернявым мужчиной. Его лицо было изрыто оспой и походило на лунную поверхность после метеоритной атаки. Мужчина казался невозмутимым, видно, давно смирившись с непривлекательной внешностью.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

У Пейтон внезапно, совсем не в урочный день, началась менструация. Сгустки крови оседали на трусиках, холодя тело. Скорее назад, в гостиницу, пока кровь не просочилась на джинсы, а то позору не оберешься.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Выйдя замуж, Пейтон сочла, что ей сказочно повезло. Женившись на ней, Барри купил квартиру в Верхнем Уэст-сайде, престижном респектабельном районе Нью-Йорка. К тому же Барри имел доходную уважаемую специальность — он был дантистом, совмещающим лечение с протезированием зубов. Выйдя за него замуж, Пейтон смогла оставить докучливую работу, не приносившую достойного заработка.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Пейтон? Это я, Леонард, — прозвучал в телефонной трубке многозначительный голос.
— Леонард? Что случилось?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Нелл вовсе не сочиняла, что ее предки были состоятельными людьми. И впрямь, приехав в Америку вместе с первыми колонистами, они быстро разбогатели. Одни стали плантаторами, другие — заводчиками, третьи — судовладельцами, не гнушавшимися заниматься работорговлей. Об их достатке свидетельствовали шикарный особняк в окрестностях Бостона, участок земли в Южной Африке на мысе Доброй Надежды и еще к ним в придачу и вовсе редкая собственность — целый остров, и не где-нибудь, а под боком — у берегов Мэна.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Утром раздался стук в дверь. Сочтя, что явилась горничная, Пейтон крикнула «Зайдите попозже» и повернулась на другой бок. Стук повторился. Пейтон встала с кровати и, одернув ночную рубашку, с недовольным выражением на лице направилась к двери. На пороге стоял Сянь Жун.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Пейтон не могла толком понять: то ли ей Барри вообще никогда не нравился, то ли она остыла к нему. Вылечив ей зубы, он знакомства не оборвал и по-прежнему часто звонил, начиная понемногу надоедать.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Белинда, двадцати шести лет, была крупной мужеподобной девицей с могучими бедрами, на голову выше Пейтон. В ней не было ничего женственного, хотя она и носила юбку, не забывала о маникюре, а уши ее были украшены золотыми сережками.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Пейтон медленно просыпалась и наконец открыла глаза. Часы показывали начало девятого. Вставать не хотелось. Должно быть, на нее подействовало вино, которое она по глупости заказала, а затем почти что прикончила. Пейтон не шевелилась. Ей казалось, что она находится в состоянии тяжелобольного, прикованного к постели и находящегося между жизнью и смертью. Да и каким другим может быть состояние женщины, привыкшей к вниманию и успеху?

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

В субботу, проводив в аэропорт Барри, пообещавшего, вернувшись в Чикаго, звонить каждый день, Пейтон села на поезд и поздно вечером была уже дома.
По воскресеньям, в отличие от большинства сверстниц, находивших возможность для развлечения, Пейтон обычно сидела дома, проводя время в тесной квартире вместе с тронутой матерью, а иногда и со старшим братом, если только тот не сидел.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Солнце слепило. Вдали едва различались рыбацкие лодки. Небо и море сливались в единую белесую синь. Пейтон плавала у заградительной сетки, когда в ушах зазвенело. Она схватилась за буй и открыла глаза. В руке оказалась телефонная трубка. Перед тем как лечь спать, Пейтон позвонила в свою гостиницу и попросила переключать поступавшие ей звонки на ее номер в Макао.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

У здания аэропорта стоял шикарный автомобиль. Пейтон открыла заднюю дверцу и тут же поняла, что совершила оплошность: дверь полагалось открывать шоферу. К вылезавшему из машины водителю подошел черноволосый мужчина, одетый в элегантный костюм, с дорогим кожаным чемоданом в руке. Его лицо казалось несколько грубоватым, чему виной были густые черные волосы, мясистый нос, полные губы и большой подбородок. Но эту грубость скрашивали глаза, сияющие, как у доброго дядюшки. Обменявшись с водителем несколькими словами на португальском, мужчина сел рядом с Пейтон. Автомобиль тронулся и покатил по набережной не то канала, не то реки. В машине пахло свежей кожей и табаком.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

— У меня не сегодня-завтра начнутся месячные, — удрученно сказала Пейтон.
— Тебе следовало пользоваться таблетками, — наставительно ответила Бренда, прилетевшая из Колорадо на свадьбу сестры. В качестве подарков для новобрачных она привезла хрусталь и две подушки из жадеита, на которых, по ее разумению, только и стоит спать в оздоровительных целях. — Если бы ты пользовалась таблетками, то смогла бы сместить цикл по времени. В медовый месяц менструация ни к чему.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Если бы Пейтон не отдалась по глупости Сэнди, и если бы не отсутствие месячных в положенный срок, то, придя домой после тягостных размышлений, она никогда бы не выпалила:
— Барри, давай заведем ребенка!

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

— Разве мой костюм плохо выглядит? — удрученно спросила Пейтон.
Джермано окинул ее пристальным взглядом.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

В аэропорту ее встречал Сэнди. Загорелый, в шевиотовом костюме, высоких сапогах и в ковбойской шляпе, он казался необыкновенно красивым. Густой красно-коричневый загар особенно подчеркивал желтые, как солома, усики и серые, как сталь, глаза. Особую сексуальность ему придавали мелкие зубы — молочные, как он однажды ей пояснил, которые не выпали, помешав вырасти коренным, из-за того что в детстве его лягнула норовистая лошадь. Поди, соврал, — рассудила тогда она, но дальше допытываться не стала.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Когда Кэшу было около десяти, а самой Пейтон исполнилось тридцать восемь, она внезапно воспылала к нему любовью. Конечно, она и до этого заботилась о ребенке: когда надо, водила его к врачу, а после школы отводила в плавательный бассейн, на стадион или на занятия музыкой.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Однажды Барри вернулся домой с работы в возбужденно-приподнятом настроении. Оказалось, что около его офиса машина сбила мужчину, который, правда, сильно не пострадал, отделавшись двумя выбитыми зубами. Травма — по части Барри, и он почти целый день провозился с исстрадавшимся пациентом, оказавшимся англичанином знатного рода, не то лордом, не то маркизом.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Потерпев неудачу с Сэнди, Пейтон сочла за лучшее стать поласковей с Барри, но только этой утешительной перемены он не заметил, и Пейтон снова впала в апатию.
Но вот однажды Барри вернулся домой с работы в возбужденно-приподнятом настроении. Оказалось, что около его офиса машина сбила мужчину, который, правда, сильно не пострадал, отделавшись двумя выбитыми зубами. Травма — по части Барри, и он почти целый день провозился с исстрадавшимся пациентом, оказавшимся англичанином знатного рода, не то лордом, не то маркизом.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

— Я буду нежен, — сказал Джермано, — больше боли не причиню. Наоборот, ты получишь настоящее удовольствие. — Он открыл принесенный с собою тюбик и, выдавив на ладонь столбик белого крема, извлек из трусов свой огромный член и принялся его натирать.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

— Пейтон, ты деградируешь, — буркнул Донни. — Превратилась в обыкновенную домохозяйку.
Пейтон опешила: ничего обиднее Донни сказать не мог. Неужели она и впрямь опустилась и теперь пригодна лишь для того, чтобы обихаживать мужа и воспитывать сына? Впрочем, Донни успел накачаться пивом и, возможно, просто чешет язык. И все же обидно. Не для того она приехала во Флориду, чтобы выслушивать едкие замечания.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Пейтон не знала, что делать. Она не могла вернуться в Нью-Йорк с пустыми руками. В агентстве от нее ждали отчет о порядке приема туристов в Рио, а что она могла представить, если потеряла адрес курортного учреждения, в которое направлялась, и не имела ни малейшего представления, к кому обратиться, чтобы выполнять поручение.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Спустя несколько месяцев после свадьбы Пейтон и Барри отправились во Флориду, чтобы погостить несколько дней у Кэти, ее старшей сестры, давно вышедшей замуж и поднимавшей с мужем двух дочерей — Мирабел, которой шел шестой год, и Аниту двух лет.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

Невдалеке от ресторана высился огромный универмаг. Джермано привел Пейтон на третий этаж. Они оказались в зале с зеркальными стенами, вдоль одной стороны которого располагались прилавки красного дерева со сверкающими витринами. Под стеклами лежали браслеты, ожерелья, серьги, кольца, колье... У противоположной стены находились примерочные кабины, часть из них была занята. В одной сидела чопорная японка, примеряя браслет; в другой горластый американец, крутя в руке жемчужное ожерелье, что-то втолковывал продавщице; в третьей молодая симпатичная пара выбирала обручальные кольца...

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Однажды в туристическое агентство, в котором служила Пейтон, пришло письмо из Техаса от владельца ранчо Сэнди Купера. Его усадьба находилась невдалеке от Биг-Бенда* и использовалась владельцем как пансионат для отдыха горожан. Сэнди Купер приглашал к себе двух сотрудников, чтобы принять участие в конце августа в небольшом путешествии в ознакомительных целях, соблазняя в письме просторами прерий, великолепными лошадьми и обещая приехавшим солидную скидку на предоставляемые услуги.
— Барри, может, ты поедешь со мной? — возбужденно спросила Пейтон, придя домой со сногсшибательной новостью. — Никто в агентстве, кроме меня, ехать в Техас не хочет.
— Ты же знаешь, — ответил Барри, — у меня пациенты. К тому же я не могу оставить своих питомцев. Наша команда вышла в финальную часть турнира. Да и прогулки верхом меня не прельщают. Лошади... а у меня аллергия. А рыбы там, видимо, не половишь. Пригласи лучше Викторию. — Он снял очки и стал протирать носовым платком запотевшие стекла. Теперь он выглядел беспомощным и потерянным.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

Пейтон не мыслила жизни без Сянь Жуна. Каждая минута, проведенная без него, казалась ей тягостным испытанием. Наконец-то ей посчастливилось: отыскалась родственная душа, близкая ей по духу, даже в постели. Как она раньше не понимала, что полноценный истинный секс — это не только физическое соитие, но и духовная близость между партнерами?
Но вот Сянь Жун неожиданно сообщил, что уезжает в Милан по неотложному делу. Пейтон успокоилась лишь на следующий день, когда Сянь Жун предложил присоединиться к нему.
— Если согласна, — добавил он, — полетишь через два дня после меня. За это время я устроюсь в Милане.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

С чемоданом в руке Пейтон направилась к автобусной остановке, смирившись с тем, что придется трястись в автобусе — денег на такси не было. Неожиданно ее схватили сзади за волосы, заставив вскрикнуть от боли. Это был Сянь Жун. Он выхватил из ее руки чемодан и, сдавив, словно клещами, локоть, повлек за собой, ни слова не говоря. Он безмолвствовал и в автобусе, хотя Пейтон и попыталась с ним объясниться, миролюбиво произнеся:

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE