READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Воительница. Жажда мести (Warrior Rebel of Hel)

Воительница. Жажда мести (Warrior Rebel of Hel)

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

Мы снова встречаемся с непобедимой воительницей, которой не дают спокойно жить силы Тьмы, вознамерившиеся на этот раз лишить ее любимой дочери Гутрун. На смену кровавому деспоту Нидхеггу пришла служительница Хель ведьма Текк. Ей нужна кровь Гутрун, чтобы тайно воскрешенный первенец Песни Крови Локит обрел неодолимую силу и возглавил полчища Смерти. И вновь Песни Крови приходится брать в руки верный меч и сражаться за жизнь и свободу родных и друзей.

Андерссон Дин

Скачать книгу Воительница. Жажда мести: fb2 | epub | mobi | txt


Жажда мести

Посвящается Брайану, Борису и Песни Крови

ПРОЛОГ

На вершине горы, чьи покрытые местами клубящимися облаками склоны острыми зубцами поднимаются к самому поднебесью, среди льдов и снегов, возвышается замок волшебницы Тёкк. И она сама, и ее колдовская сила принадлежат богине Хель.

Застывшие, словно в полудреме, могучие башни с дощатыми кровлями и массивные стены крепости сложены из черного с алыми прожилками камня. Высоко вздымаются они над вершиной горы и на столько же уходят в глубь подвалы ее омертвелого, схваченного льдом обиталища. В это мрачное, заполненное тьмой подземелье как раз и начала спускаться хозяйка этих мест.

Глава первая. ПЕРВОЕ УБИЙСТВО

В единственной тесной комнатенке убогой хижины спали три женщины. Ближе всех к очагу расположилась пожилая женщина, ее посеребренные годами волосы малиново поблескивали в отсветах пламени очага. Хотя ночь и выдалась теплой, Норда не сняла толстого серого платья, при этом еще и куталась в одеяло, стараясь подоткнуть его под себя. С возрастом, к сожалению, люди сильнее зябнут, и ей, старухе, уже трудно было согреться. Лежала она в полудреме, беззаботный и глубокий сон давным-давно оставил ее. Губы ее беззвучно шевелились, время от времени она хмурилась, черты лица искажались, словно она боролась с кошмарами, досаждавшими ей.

Глава вторая. ДОЛИНА ЭРИКА

На самой вершине холма стоял воин. Яркий лунный свет заливал окрестности — обширное поселение, прилепившееся к подошве изрезанного каменистыми откосами и расщелинами каменного утеса, поодаль пашни, пастбища, за ними сосновый бор, простиравшийся до подножия гор, ограждавших долину.

Глава третья. ВОИНЫ ХЕЛЬ

Не все воины-защитники Долины Эрика, размещенные в длинных бревенчатых строениях, спали в ту ночь.

Песнь Крови добралась до ближайшего дома, остановилась и ударила в дверь.

— Вельгерт! Торфинн! — крикнула она.

Она вновь и вновь колотила в дверь, продолжала выкрикивать знакомые имена, пока не услышала приглушенный голос, затем скрежет отодвигаемого засова. Наконец дверь распахнулась.

Глава четвертая. ПРЕДАТЕЛЬ

Пока Ялна бежала по лесу, дневной свет заметно угас. Скоро окрестности залило нечто, напоминавшее поздние сумерки. Тут до девушки и донеслось ржание коней приближающихся всадников. Она разразилась проклятиями, затем огляделась, увидела невдалеке две могучие сосны, росшие бок о бок. Расстояние между ними было узкое, только пешему пролезть — лучшего места для боя трудно и сыскать. Она спряталась за ближайшим деревом, приняв боевую стойку.

Глава пятая. ПРИКОСНОВЕНИЕ СМЕРТИ

— Что за облака? — Песнь Крови с удивлением глянула на небо. — Откуда они?

Действительно, из-за леса наползала странная бесформенная туча, скорее напоминавшая полог черного тумана. В глубине ее просматривались какие-то еще более темные и жуткие фигуры. Непонятно по какой причине, но солнечный свет начал блекнуть, наливаясь зловещим багрянцем.

Глава шестая. ХОЛМ

Ялна выскочила на опушку леса. Казалось, она полностью лишилась самообладания, однако картина, открывшаяся перед ней, отрезвила ее, привела в чувство.

Поселение пылало, над крепостью столбом поднимался дым. Со стороны Долины Эрика доносились отчаянные предсмертные крики. Девушка до боли сжала рукоять меча, прижала к себе щит. Едва справившись с рвущимся из груди гневным криком, она почти шепотом принялась проклинать всех и вся. Между тем крики становились все отчаяннее, все надрывнее. Наконец, Ялна не выдержала и зажала уши. Но глаза закрыть она себе не позволила — не мигая, продолжала наблюдать за тем, что творилось возле крепости. Видно, хотела надолго запомнить эту картину. Солдаты Ковны развлекались — убивали последних защитников крепости на спор, кто ловчее нанесет удар. Высшей доблестью считалось одним движением вырезать из тела жертвы печень и подбросить ее повыше. Вот они и упражнялись…

Глава седьмая. ДРУЗЬЯ

Во тьме раздался чей-то шепот:

— Гутрун…

Потом еще раз, с той же тоскливой мольбой:

— Гутрун…

Девушка, ходившая из угла в угол, остановилась, оглядела темницу. Небольшая, мрачная, едва освещенная каморка без окон. Помнится, в тот самый момент, как ее взяли в плен, кто-то из солдат обмолвился, что Тёкк велела брать их живыми. Выходит, теперь она в плену? Ее привезли в замок служительницы богини Смерти Хель? Но зачем? Пищу Гутрун просовывали через небольшое оконце в двери три раза. Если принять во внимание, что хижина, где они устроились на ночлег, располагалась в лесу, а замок Тёкк — в горах, между ними достаточно далеко, значит, она провела в заключении несколько дней.

Глава восьмая. ПОКЛОНЕНИЕ ХЕЛЬ

Ковна приблизился к распятой Песни Крови.

— Когда ты разгромила Нидхегга, — как бы объяснял он воительнице, — ты разрушила весь порядок в мире. Не стало больше королевства, рухнул трон, по праву принадлежащий мне. Рано или поздно Хель все равно добралась бы до предателя. Однако вместо того, чтобы только наказать его, ты уничтожила весь уклад, лишив меня возможности стать повелителем, отодвинула в тень. Кем теперь я командую? Бандой отъявленных мерзавцев? Невелика честь. Я денно и нощно лелеял мечту отомстить тебе за эти семь безвозвратно потерянных лет. Теперь мой час пробил.

Глава девятая. ЗА ПЕСНЬ КРОВИ И СВОБОДУ!

Солдаты Ковны притащили Вельгерт и Торфинна со связанными руками на вершину холма, поставили лицом к Песни Крови.

Вельгерт, заметив распятую подругу, бросилась к ней, объятая гневом. Песнь Крови обвисла на ремнях, глаза закрылись, дыхание прерывалось. Лицо с алыми шрамами, полученными в битвах, время от времени подергивалось от боли, крупные капли пота выступили на лбу.

Глава десятая. ВАФТРУДНИР

Хальд встрепенулась. Беспросветная темнота по-прежнему обволакивала ее. Девушка словно была укутана в вязкую, почти осязаемую мглу. Но тут же она почувствовала, насколько замерзла, попыталась согреться, начав двигать руками и ногами. Теплее не стало, однако в сердце проснулись бодрость и надежда. В памяти совсем не к месту поплыли светлые образы прежней жизни.

Глава одиннадцатая. ГРИМНИР

С того места, где Песнь Крови привязали к дереву, с трудом различались огни лагеря Ковны, разбитого на задворках сожженной деревни. В разрушенной Долине Эрика догорали пожары, время от времени по всей крепости и за ее пределами пламя набирало силу, тогда хлопья пепла долетали до вершины, осыпаясь ей на голову. Изредка оттуда доносились слабые вскрики, мольбы о помощи, видимо, захватчики замучили еще не всех пленников. Стражники, оставленные охранять вершину холма, переместились по склонам, чтобы лучше видеть, и уже оттуда наблюдали за догорающей деревней.

Глава двенадцатая. КАМЕНЬ С МАЛИНОВЫМИ ПРОЖИЛКАМИ

Недолго смеялась Песнь Крови. Сражение закончилось, ей невероятно повезло. Кто бы мог подумать, что удастся вновь избежать мучительной смерти на вершине холма! Но радость, головокружение от одной только мысли, что она жива — вопреки всему, назло врагам, жива! — оказалась мимолетной. Очень скоро другие тяжелые, гнетущие думы начали терзать ее. Ужас прошедшего дня теперь отлился в ясно осознанное чувство непрощаемой вины. В ушах стояли крики умиравших стариков, плач детей, мольбы девушек и женщин. Все, чему воительница посвятила долгие годы, во что вложила столько сил, было предано огню. Тяжелым камнем на душе лежало осознание того, что и Гутрун оказалась в плену у безжалостной Тёкк. И останки ее сына, с которыми эта ведьма намеревалась поступить так жестоко и бесчеловечно.

Глава тринадцатая. КОЛДОВСТВО

Последними, под охраной двух воинов-скелетов во двор въехали четыре пленника.

Гутрун едва не вскрикнула.

«Вельгерт! И Торфинн с ней. И дети? Где же моя мать? Странно, — прикинула девушка, — если Тёкк побывала в Долине Эрика и сумела взять в плен эту семью, почему рядом нет матери?»

Глава четырнадцатая. НАСТАВНИЦА

Гутрун открыла глаза, поморщилась и застонала от боли. Потерла виски, затем, с трудом шевеля головой, огляделась. Вокруг была та же комната, куда ее поместили после пленения. Вот и алое покрывало, которым была застелена постель, она лежала на нем. Рядом с кроватью в кресле сидела Тёкк.

Глава пятнадцатая. БЕРСЕРКИ

В лесу, в самой глухомани, на краю обширной поляны притаилась избушка дровосеков.

Было позднее утро, светило солнце. Песнь Крови вышла из домика и поздоровалась за руку с пожилым, но все еще сильным, крепко сложенным мужчиной, державшим в поводу жеребца. Рядом с незнакомцем стояла женщина с двумя детьми.

Глава шестнадцатая. ГОРА И ХОЛМ

Солнце перевалило за полдень, когда Песнь Крови и ее спутники добрались до опушки леса. Тропа уводила дальше, в живописную, покрытую добрыми травами долину. Издали это местечко казалось райским уголком. Всадники долго осматривали окрестности, опасности вроде бы не было.

— Пора передохнуть, — объявил Гримнир.

Глава семнадцатая. ПРОЩАНИЕ

Перед самым закатом вдали сверкнула излучина Меченосной реки. Пришел час расставания.

Песнь Крови подъехала к Ялне, обняла ее и пожелала:

— Пусть Скади-охотница не оставляет тебя своей защитой!

Воительница знала, что Ялна питает особое уважение к этой богине.

— Если там, — Ялна махнула рукой на запад, — спрятано что-нибудь такое, что поможет освободить Гутрун и сокрушить Тёкк, я обязательно это найду. Но как мы встретимся вновь?

Глава восемнадцатая. НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ

Нависавший Череп Войны выплыл из ночного мрака, начал обрисовываться яснее. В пустых глазницах вновь вспыхнули багровые огни. Гулко забилось сердце, его удары скоро обрели силу ударов молота по наковальне. Заколыхались цепи — еще мгновение, и раскрывшие страшные объятия кандалы сожмутся вокруг ее запястий. Ее все ближе подтаскивали к жуткой массивной реликвии. Девушка боролась яростно, дергалась, пыталась зацепиться за какое-нибудь препятствие, однако справиться с тащившим ее солдатом сил не хватало. Наконец ее подтащили к Черепу. Солдат обхватил рабыню, высоко поднял ее, в следующее мгновение на ее запястьях защелкнулись оковы. Затем тот же солдат уравновесил ее в воздухе и начал притягивать к хрустальной, студеной как лед поверхности Черепа. Вот она коснулась его, неодолимый холод овладел бедрами, начала неметь спина.

Глава девятнадцатая. ДОЛГИЕ УВЕЩЕВАНИЯ

В коридоре послышался шум. Гутрун, расхаживавшая по комнате, замерла, обернулась к двери. Щелкнул замок. У девчонки мелькнула мысль внезапно наброситься на незваного посетителя, однако в памяти горечью отозвались ее прежние попытки напасть на Тёкк, и она решила поберечь силы.

Глава двадцатая. ХРАНИЛИЩЕ ПАДАЛИ

На этот раз ей удалось забыться. Пусть в цепях, стоя, пусть на какие-то мгновения, но все же это был отдых. Хальд очнулась даже посвежевшей. Целебное заклятие буквально вымело всякую боль и усталость. Ясно, что это не к добру. Тёкк не бросает слова на ветер, и служительницу Фрейи наверняка ждут новые, невыносимые испытания, но сейчас хотелось порадоваться, пожить хотя бы минутку. И голова вновь стала ясной, припомнилось, что всякое излечение высасывает слишком много сил у колдуньи, а с хозяйкой замка вроде бы ничего не случилось.

Глава двадцать первая. ЛОКИТ

Как только наступила тишина, и вдали пропал колдовской взгляд Тёкк, которым она всегда осматривала на прощание пленников, Хальд принялась стряхивать с ног мерзких тварей, уже сумевших доползти до колен. Мешающие движениям, стискивающие суставы цепи не позволяли ей размашистых движений, поэтому пришлось тереть одну ногу о другую, потом трясти то одной, то другой. В конце концов, ей удалось кое-как освободиться от всей этой пакости, однако следом за этими новые слизни стали наползать на ноги.

Глава двадцать вторая. «РАЗРЕЗАТЕЛЬ ВОЛН»

Песнь Крови и Гримнир выехали на вершину одной из песчаных дюн, намытых вдоль побережья, и долго разглядывали бескрайнюю водную гладь. В утреннем свете темный, чистейшей синевы простор поблескивал и нехотя перекатывал волны, ровной чередой набегавшие на берег. Песнь Крови наконец отвела глаза, повернулась к спутнику и призналась:

Глава двадцать третья. ПОГРЕБАЛЬНЫЙ КУРГАН

Три женщины пригласили Тирульфа и Ялну последовать за ними. Они обошли неохватный ствол старого дуба, затем остановились и обернулись к гостям.

— Оружие и сила, сталь и дерзость там, — зрелая женщина указала пальцем в землю, — не помощники, даже если бы вам и позволили воспользоваться ими.

Глава двадцать четвертая. ВОИНЫ-ОБОРОТНИ

Остров открылся к вечеру. Сначала на горизонте смутно очертилась темная полоска, вскоре она оформилась в прибрежные скалистые утесы, к которым и подступиться было невозможно, лишь местами выделялись узкие полоски пляжей. Сотни чаек истошно вопили в полете, не меньше их пряталось на отвесных и каменных берегах и на песке. Волны одна за другой набегали на скалы и с грохотом били в почти отвесные щеки.

Глава двадцать пятая. ОДИН

Сколько прошло времени, воительница сказать не могла, ей показалось, что вечность. Уже с трудом ощущая собственное тело, Песнь Крови не понимала, жива она или уже мертва. Мир вокруг нее сузился до отрезка веревки, за который она хваталась то правой, то левой рукой. Что еще связывало ее с реальным миром — шипенье травы на углях. Наглотавшись дыма, она вскоре почувствовала, как странные картины начали всплывать перед очами. Изо всех сил цепляясь за остатки сознания, она без конца твердила, что она должна выдержать.

Глава двадцать шестая. ОЖИВШИЙ

Гутрун открыла глаза, но ничего не увидела. Немилосердно болела голова, просто раскалывалась. В то же время перед глазами еще стоял лик матери с выражением мучения и огромной радости от встречи с ней, Гутрун. Пусть и заочно, через неоглядные дали.

«Это был сон? — спросила она себя. — Нет, это больше, чем сон. Каким-то образом наши сознания соприкоснулись. Выходит, она жива! Но она же не моя мать, разве нет? По крайней мере, не настоящая мать, она…»

Глава двадцать седьмая. РАЗОРВАВШАЯ ПЕТЛЮ

— Гутрун!

Гримнир, услышав крик Песни Крови, вскинул голову, бросился к ней, опустился на колени.

— Песнь Крови, — позвал он.

Рыжебородый великан приподнял воительницу, принялся поглаживать ее по волосам.

Кошмарный сон, истомивший ее во время долгого отдыха, страшные картины, которые довелось разглядеть, начали медленно таять. Затуманилось перекошенное болью лицо Гутрун, потерявшей сознание и брошенной на каменное возвышение. Расплылись очертания твари, называвшей ее сестрой, бившей ее безжалостно, беспощадно.

Глава двадцать восьмая. КРОВЬ ТОРА

Бабушка Гроа встретила их на пороге.

— Я же говорила, нет здесь никаких молний, — засмеялась она, шамкая беззубым ртом.

Между тем ниже облачного слоя по-прежнему грохотало. Раскаты разбегались по всей необъятной, заметно посеревшей к вечеру стране туч, от этих звуков странное чувство охватило Тирульфа и Ялну, устроившихся на шкурах возле очага. Будто под ними по всем сторонам света разливалась великая битва, но их она не волновала. Уже спустилась ночь, в окнах изредка вперемежку с раскатами грома посверкивало, а в домишке было тепло и пахло вкусно, совсем по-домашнему.

Глава двадцать девятая. ПОБЕДА

Локит пробудился. В подземелье было по-прежнему беспросветно темно, однако мрак не являлся для мертвеца преградой, скорее, другом, помощником. Он отлично видел и в кромешной тьме, ведь в глубине зрачков вспыхнули багровые огоньки. В их свете все, находящееся в камере, приобретало зловещий красноватый оттенок.

Глава тридцатая. ВОЗВРАЩЕНИЕ

» Разрезатель Волн «, влекомый ударами весел, вошел в родную бухту Магнуса. За ним в залив один за другим втянулись девять таких же высокогрудых, длинных снеккий. Двести ульфбьернов, составлявших их команды, при оружии стояли вдоль бортов и разглядывали то, что осталось от поселения.

Глава тридцать первая. ЧЕРНАЯ ВОЛЧИЦА

— Теперь понятно, как ей удалось порвать петлю, — сказала Ульфхильда мужу.

Они оба располагались в нескольких шагах от того места, где лежала Песнь Крови, и стоял на коленях Гримнир. Меч Песни Крови лежал у ног Ульфхильды, здесь же валялись повязки, еще совсем недавно намотанные на горло и на запястья, а также разорванные, в клочья лохмотья — все, что осталось от кожаных штанов и туники.

Глава тридцать вторая. КЛЯТВА ВЕРНОСТИ

Тёкк едва сумела скрыть раздражение.

— Не надо прикидываться, Гутрун. Ты далеко не глупа, — резко проговорила служительница Хель и, сложив руки на груди и о чем-то задумавшись, принялась расхаживать по маленькой комнатенке, в которой томилась дочь Песни Крови. Успокоившись, ведьма спросила:

Глава тридцать третья. ИСПЫТАНИЕ СМЕРТЬЮ

Поодаль в темноте, в зарослях кустов на горном, покрытом снегом склоне блеснули два золотистых огонька.

Первой их заметила Ульфхильда, она же и подала сигнал тревоги — защебетала, подражая какой-то птичке.

Место в строю, занимаемое Песнью Крови, располагалось далеко от жены вождя, однако она первой различила настороживший ее посвист. Теперь ей, награжденной Одином несравненной остротой чувств, это было нетрудно. Воительница обнажила меч, условным жестом предупредила Гримнира и Харбарда, в свою очередь оповестивших войско. Как по команде воины начали рассыпаться в разные стороны, бесшумно растворяясь во тьме. Песнь Крови проехала несколько шагов и теперь сама различила встревожившие Ульфхильду огоньки. В следующее мгновение родилась догадка — это чьи-то очи! Светятся золотистым тоном, значит, это не посланец Хель. У мрачной Хель магия как на подбор окрашена в кровавые, жуткие цвета. Когда-то она уже видала такие глаза, те же огоньки в глазах… Но этого не может быть! Почему? Вон она, прячется в кустах, следит за ними колдовским взглядом.

Глава тридцать четвертая. ШТУРМ

Сердце Песни Крови пронзила острейшая боль, она громко вскрикнула и резко качнулась в седле.

Гримнир, бросившись к ней, успел подхватить её.

Боль прошла так же быстро, как и возникла.

— Со мной… — воительница, глубоко вздохнув, договорила. — Все в порядке. Меня будто ударили в сердце и… — Она не смогла продолжить фразу — стон вырвался из ее груди, она вновь схватилась за сердце, снова громко вскрикнула.

Глава тридцать пятая. СМЕРТНЫЙ ЧАС

Какое-то покрытое рыжеватой шерстью существо показалось на крепостной стене, ограждавшей замок Тёкк, и спрыгнуло во внутренний двор. Прыжок буквально потряс всех, кто находился в тот момент во дворе, еще более сразил их вид гигантских клыков и поблескивающие яростным огнем и жаждой крови глаза.

Глава тридцать шестая. СЛУЖИТЕЛЬНИЦА ТЬМЫ

Все стихло в кумирне богини Смерти. Останки Тёкк лежали у ног Хальд. Молодая колдунья наклонилась и подняла покрывало, вернее, то, что от него осталось.

Тирульф и Ялна стояли возле выхода, тяжело дыша. Поединок с обезумевшим всадником, умчавшимся куца-то с телом Локита, отнял у них последние силы. Гигантский медведь сумел перегрызть горло инеистому великану, но и сам погиб в тисках его лап, ётун сломал ему хребет.

МЬЁЛЛЬНИР-СОКРУШИТЕЛЬ (Послесловие)

Мой отец отправился в Америку пятнадцатилетним мальчишкой — сбежал из родной Швеции. Умер он в Литтл Ривер, когда ему исполнилось семьдесят два. На его могиле я поставил камень, на котором вырезано: «Родился в Швеции, скончался в Винланде».

«Винландом», или Винной страной, назвали Северную Америку викинги-мореплаватели, и, прежде всего Лейф Эйриксон5, добравшийся сюда за пятьсот лет до Колумба. Многие из американцев, выходцев из Скандинавии, каждый октябрь отмечают день Лейфа Эйриксона — как раз за несколько дней до праздника, посвященного Колумбу. Интересно также, что за несколько дней до праздника Лейфа некоторые поминают Эйрика Рауди Рыжего. Этот день так и называется — День Рыжих.

Примечания

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE