READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Тарантул (Tarantula)

Тарантул (Tarantula)

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

«Тарантул» — единственный роман великого американского певца и поэта Боба Дилана. Автор зафиксировал его в 1966 году, двадцати четырех лет от роду. До сих пор книга, наполненная изощренной игрой смыслов, поражает трагичностью мировосприятия. Но «Тарантул» страшен и смешон одновременно — он говорит с вами о простых человеческих истинах, о вас самих. Это книга об ужасе и хаосе современной жизни. Это первая книга Боба Дилана. Вот так он ее и написал. А теперь и вы это знаете.

Дилан Боб

Скачать книгу Тарантул: fb2 | epub | mobi | txt


ПУШКИ, КНИГА ИЗРЕЧЕНИЙ СОКОЛА И ТРЕПЛО НЕНАКАЗАННОЕ

ЗЛОВЕЩАЯ ВЫПИВКА С ДОЛГОВЯЗЫМ НЕЗНАКОМЦЕМ

зад бетти, черный хлебец блэм де лэм! чертовка родила всё ж блэм де лэм! бери того кто равен блэм де лэм! сажай на колесо блэм де лэм! жги его как гущу блэм де лэм! режь ножиком рыбным блэм де лэм! в колледж отошли и палочкой ласкай его блэм де лэм! вскипяти его в поваренной книжонке блэм де лэм! устрой слона ему блэм! продай докторам его блэм де лэм! зад бетти, во хлебец блэм де лэм! у бетти был молочник блэм де лэм! в каторгу услала блэм де лэм! пуп ему устроила блэм де лэм/ держи сиську пока жду я. Держи так вот — попаду я… блэм!/ снабжала поясами, растила в пневмонии… чёрен чёртов, банка солянка, блэм де лэм! говорит, есть отливная, блэм де лэм! он в чулке запрятан, с артишоком в ухе, высажен в фасоли, стукнутый по компасу, блэм де лэм! когда в последний раз я обсеменял его, блэм де лэм! он стоял в окне, блэм де лэм! сотней этажей выше, блэм де лэм! со своими молитвами и свиной ногой, блэм де лэм! чернобетти, блэм де лэм! у бетти был парашек, блэм де лэм, я выследил его в океане с длинной цепочкой муслимов — блэм де лэм! и все они становились ква кря… блэм де лэм! становились кряква. блэм!

(БЕЗ ЦЕЛЬНО КАК ВЕДЬМА)

забреди–ка сюда в свет авраам … как там насчет этого твоего босса? и не говори мне, что ты всего лишь делаешь то, что тебе говорят! может быть, для твоего языка знаков я не хип, но я пришел с миром, я ищу знания. взамен кое–какой информации я отдам тебе мои пластинки фэтс домино, несколько его и ее полотенец и твоего собственного личного пресс–секретаря … давай. падай сюда. мой разум пуст. во мне нет враждебности. мои глаза — две использованные автостоянки, я предложу тебе чашечку жидкости для чистки урн — мы можем учиться друг у друга/ только не пытайся и не трогай моего ребенка

БАЛЛАДА НА ПЛОСКОЙ СИ БЕМОЛИ

ноги застряли между нижней юбкой и том дик и гарри проскакали и все они вопили… ее губы были так маленьки и у нее был траншеерот и когда я увидел, что я наделал и закрыл лицо/ временем управляет какой–то сумасшедший сноб, начинающий первым овацию и она высовывает язык, роняя пурпурный чепчик, она теряется в автобусе, ласкает окровавленное распятие и молится, чтобы ее кошелек украли там, в пороховом переулке! имя ее, Делия, она завидует цепному блоку и царству, где дитя термометра из хаки, очевидно, подставное лицо я получая задание с ворчанием «она тебя утопит! раскроит тебе глаза! вложит разум вместо рта! видишь — взрывается! только 65 и она не прочь умереть!» перегибается за ошмотьями пищи, сражаясь с припадком эпилепсии и стараясь остаться сухим при типичной цинциннатской погоде … Клодетта, ученица песочного человечка, раненная в свой пятый год участия в деле и ей всего 15 и ну давай спроси ее, что она думает о женатых мужчинах и о гавернаторах и условиях усыпальников ну давай спроси же ее и Делия, которую называют Деброй, когда она гуляет в своей форме медсестры, она отбрасывает в погреб чистый свет и у нее есть принципы/ попроси ее о бумажной услуге и она даст тебе стихи герани… чикаго? живодер! мясник! всё что угодно! кому какое дело? это тоже похоже на Кливленд! на цинцинннати я дал любимой вишенку, конечно ты дал. она тебе сказала какова она на вкус? что? ты дал ей еще и цыпленка? дурак не удивительно что ты хочешь начать революцию

НА ПРОЛОМ ЗВУКОВОГО БАРЬЕРА

гнусавый звук F–дыры неонового добра и климакс от разочаровывающих стихов матраса изгоя жилых кварталов, лапая гастролирующие трофеи и подпорный никудышник с сумкой на голове в постели с почти ровней обнаженной тени — болтливое сердце и волк неизбежной серебряной мороси угрожает чреву с разверстым ржавым прудом, бездонным, грубое пробуждение и напрочь замерзнув от мечтаний о тумане в день рождения/ в рессорной коробке печально без свечки сидя и завися от запятнавшего себя гида, ты не чувствуешь себя таким уж архиважным/ успех, ее ноздри скулят, старшие басни и зарезанные короли и вдыхай манеры свирепых пропорций, выдыхай их прямо в стекловатую грязь … страшиться убожества водянистых поветрий, гротесковых и блюющих в цветы дополнительной помощи будущему заговору и рассказывающих кошмарные истории о вчерашнем влиянии/ пусть эти голоса объединятся с агонией и колоколами и растопят сейчас же свои тысячи сонетов… пока нафталиновая женщина, белая, такая милая, усыхает на своем радиаторе так далеко и вглядывается внутрь своим телескопом/ ты будешь сидеть, мучаясь холодностью и в неочарованном чулане… облегчение тебе приносит только твой темнокожий друг с ямайки — ты нарисуешь на электролампочке рот, чтоб она могла смеяться более свободно

ТЕРМОМЕТР ПАДАЕТ

оригинальная гробовщица, Джейн, с бацами и своим истеричным телохранителем Куу родом из Джерси и всегда носящим свой завтрак с собой/ со скрежетом провизжав из–за угла, они ввязывают старый бьюик в фонарный столб/ мимо шли три бакалавра, окропляя тротуар рыбой/ они просекают такое дело. первый бакалавр, Константин, тот подмигивает второму бакалавру, Лютеру, который немедленно снимает башмаки и вешает их себе на шею. Джордж Кастер IV, третий бакалавр, устав хряпать аиста, вынимает свою губную гармошку и передает ее первому бакалавру Константину, который, после перекручивания оной в некое подобие вилки, залезает в кобуру телохранителя, вытаскивает серп и заменяет его этим бесформенным музыкальным инструментом… Лютер начинает насвистывать «Пробираясь до калитки» Джордж IV испускает еле слышный смешок… все трое продолжают свой путь по авеню и сваливают остаток рыбы в контору по найму рабочей силы. всё полностью — конечно, за исключением нескольких форелей, которых они отдают даме в бюро находок/ о случившемся доложено в 15.00, температура десять градусов мороза

ПРЕЛЮДИЯ К ТУПОМУ КАЙЛУ

мама/ хоть я не делаю ни малейшей попытки дисквалифицировать унылую мрачную тебя. мама с безутешным пастырем на плече, брильянт за двадцать центов у тебя на пальце, я больше не играю со своей душой как с жестяною игрушкой/ теперь у меня глаза верблюда и сон на крюке… прославить твои судебные процессы было бы легче всего, но ты не королева — звук, вот королева/ ты принцесса … и я был твоею медовой землею, ты была моей гостьей и я не стану терзать тебя

МАРИЯ НА ПЛОВУЧЕЙ БАРЖЕ

в выжженной солнцем земле зима спит снежной головой на запад от кровати/ Мадонна. Мария–Храмовница. Джейн Расселл. Ангелина–Шлюха, все эти женщины, их слезы могли бы наполнить океаны. в выброшенном картонном ящике из–под холодильника дети в Пепельную Среду, день покаяния, готовятся к войне и к гению… а в это время измотанная архаичная цыганка — зевая — заливается в отрыжке, и, засекая котов и противоборствуя с тараканом размером с крысу, она едва выглядит и опускает взгляд на свою чувственную арену

ПЕСОК ВО РТУ КИНОЗВЕЗДЫ

странный человек, которого мы называем Просто Это просыпается и находит «что» накарябанным в своем саду. он омывается омлетом, засовывает очки в трусы и натягивает штаны, в его дверь стучится счетчик населения и его распоряжения на день приколочены к почтовому ящику и гласят, что маршрут по балдежному понедельнику, значитца, таков: две пинты безалкогольной свободы. книга зулусских поговорок, гражданин кейн в переводе на грязный французский. оранжевая телестудия. три библии с автографами хиллбиллиста, который может петь соленого пса быстрее всех. последняя страница дейли уоркер за 1941 год. соленый пес. любая дочь любого окружного судьи. столовая ложка коки с сахаром, нагретая до 300 градусов. левое ухо джека лондона. семь частей смертельного паспорта. зерна кукурузы на початке. пять деревянных подушек. один бойскаут, похожий на чарли чана и по–ворованному–канату–ходца/ «что» в моем саду, говорит он в телефон своему другу, альфонсу–пожарнику/ альфонс отвечает «я не знаю. я правда не могу ничего сказать, меня там нет.» а тот говорит «то есть как не знаешь! что написано у меня в саду» альфонс говорит «что?» и тот говорит «вот именно»… альфонс отвечает, что уже спускается с шеста и спрашивает человека, видит ли тот какую–нибудь связь между дорис дэй н тарзаном? тот отвечает «нет, но у меня есть кое–какне книжки джеймса болдуина и хемингуэя» «это недостаточно хорошо» говорит альфонс, который снова спрашивает «как насчет козявки и американского флага? ты видишь какую–нибудь связь между этими двумя вещами?» человек говорит «нет, но я смотрю кино бергмана и мне очень нравится стравинский» альфонс делает еще одну попытку и говорит «можешь ты мне выразить в миллионе слов, что общего у билля о правах с перышком?» человек на минуту задумывается и говорит «нет, этого я сделать не могу, но я большой поклонник генри миллера» альфонс швыряет трубку и человек, Просто Это, он снова укладывается в постель н начинает читать «Смысл Апельсина» на немецком… но под вечер ему надоедает, он откладывает книгу и идет бриться, смотрясь в фотографию томаса эдисона/ за чашкой молока он решил выйти и повеселиться и он открывает дверь и кто же там стоит как не счетчик населения «я всего лишь приятель того человека, который здесь живет» говорит он н опять заходит в дом п выходит через черный ход и вниз но улице и в бар с головой лося… бармен дает ему двойной бренди, дает ему по паху и заталкивает в телефонную будку — очевидно, что все преступление человека состоит в том, что он видит, как ничто ни на что похоже — носовым платком он стирает кровь с паха и решает ждать звонка/ «что» по–прежнему написано в его саду. клиники объединены. солнце по–прежнему желтое. некоторые, возможно, скажут, что это цыпленок… альфонс спускается с шеста, счетчик населения прибывает, чтобы позвонить по телефону, а в телефонных будках нет черного хода/ едет балдежный понедельник, спускается по улице с односторонним движением, превращаясь в пятницу, 13–е… Ах девственная пустошь! темень! и Просто Это

ОТГОРОДИВ ВЕРЕВКОЙ УГОЛ ПСИХА

зеленая мэгги из богохульственного фарса и ее труппа из семи польт сияют и сражаются с доярками и высокая скрипучая дверь сарая — трах! захлопывается — о небо! и праведный хрупкий 38—20 в узах и держа на привязи законникова голубя пока рок–н-ролльный лидер–гитарист делает фиалки своей мамы и его штука на середине верстака бейлифа и зеленая мэгги толкает тебя в глаза водителя старой, но мощной колымаги и он шепелявит и у него нет денег, чтобы заплатить за свой язык и мэгги вовсе не зеленая и не смешная и жизнь становится невыносимой, но оратель не репортер и шарахается но комнате прессы и выбивает дневному экипажу и венецианским купцам и к чему беспокоиться о выправке других людей? это приводит только к мукам/ о, но это невероятно! мир одержим правосудием

ГОВОРЯ ПРИВЕТ НЕОПУБЛИКОВАННОЙ МАРИИ

у тебя вкус как у конфет TUS HUESOS VIBRAN[1] йоуии и я здесь потому что голоден и заглатываю твои трюки прямо в желудок ЕРЕS СОМО МАGIА [2]как сальная хозяйка гостиницы и не по твоему отцу я изголодался! по я ему принесу ящик поиграться. я не людоед! врубайся в себя! я не парашютист/ у меня с собой нет динамитных шашек… ты говоришь NO SERE TU NOVIA [3]и ни я не паломник, ни TU не CAMPESINA [4]и ты не видишь как Я плачу над тем, над чем не могу грустить и быть чудесным и йиппи TU FORMA EXTRANA[5]твоя лошадиность поражает меня/ я буду стоять о почтенная — на окне твоей графини, хотя я даже не оконная маркиза и грохотать SOLO SOY UN GUITARRISTA [6]все что я делаю это пью и ем. все, что у меня есть, то твое

СОРОК ЗВЕНЬЕВ ЦЕПИ (ПОЭМА)

красотуля с абилина — поэт помоев с контуры гoнчиx псов и кто сострадает        многим убогим кусочкам морозным и стеклянным жевалом        хвастает кто и дедушка играет в блошки н стукачит понемножку        в унитазах н блевота и гопники в томике его мамы–кухарки его и он в городе снова к траху готовый губу волосатую раскатав … ему надо гроша и рифмы пиша Вам не нужно гадать … вам конца хотца знать/ за его носом следи! вишь куда по пути заведет его выплата долга — красотули тоска длится уж больно долго — крохотулька–лапочка        с мокрой газетой, Она заносила раньше механикам жареной картошки и чья правая рука как–то дубака дала (с иными иногда такое бывает) красотулю видит она он выкарабкивается из знака стоп и у него бодун поверх всего и она грит «о великий груби красотуля.        веди меня к помойке» и он берет ее за лилейнобелохлопчатоватную руку и она грит «вот это да будь я желтой обезьяной        оууии!» и он грит «тока иди за мной бэби шиш тебе! тока        иди за мной и тебе будет клево!» и она грит «во кайф улёт        и хай–хо силвер и я как ирландка!» и оба уходят и достают автобусное        расписание и она все время говорит «ровнее, дылда! ровнее!»        пока на другой стороне улицы этот почтарь, который        похож на ширли темпл и кто несет леденец        останавливается и смотрит на облачко и только потом на небо, он        типа обалдевает и решает немножко повыпендриваться и        взрёв и тюльпан падает замертво почтарь начинает болтать        со счетчиком на стоянке и красотуля, тот говорит «конечно и в помине        так не было в абилине» и это ураган и автобус на        балтимор покидает их в полнейшей сумятице — она падает на        колени и грит «я мерзка» и красотуля, тот грит «возвращайся        назад во флориду бэби никакой городской гриль здесь        не может сравниться с тем как ты его делаешь» и лапочка, она делает стойку       на руках и       она грит «я канадка!» и он грит «пошла отсюдова и езжай во       флориду!» и она начинает декламировать стихи красотули о       спасении и психушке, забастовках на фабрике книжек–раскрасок и       рождестве когда его завернули в рубашку и он грит       «ЭГЕЙ! УБИРАЙСЯ ОТ СЮДОВА! Я СПЕР ТВОИ ДЕНЬГИ ОУИИ ИСУС       СЖАРЬ СЕБЕ ШМАТЕЦ!» и она стонет и воет и грит «о я правда       люблю жизнь и люблю любовь и люблю жить» и он грит «груби! вой!       вой!» и она грит «неужели ты не понимаешь» и она начинает       устраивать эту ужасную сцену прямо там, посреди улицы …       Крохотуля — я встретил Крохотулю позже на возмутительнейшей вечернике — она сидела       под часами и я грю «тебе нужен зонтик, подруга» и она грит «о нет!       неужели еще один!» и у нее уже новый приятель и он похож       на пулемета келли… красотуля — он потерял все свои деньги в топке —       последний раз пронесся слух, что он уехал скорым товарным из       салинаса в       куче салата–латука и все еще пытается забрать свое пособие по безработице…       я? я предпринял специальное путешествие в центр города, чтобы получить кое–какие       кладбищенские цифры — но дождя не было и автобусы в балтимор не ходили/ лишь       на стоянке счетчик со сломанной челюстью, мертвецки пьяная ручка и груда старых фотографий       ширли темпл с шеей засунутой в петлю — вот всё, что я смог найти

РОТ НАБИТЫЙ ПОД ЛЮБЯЩУЮ ЗАВЯЗКУ

ворона джейн со свадьбы в звериное гнездо, где дикий человек петр–грек посол французик примитивно поклоняются с фарцующим Джоном с кони–айленда, принимающим позы и танцующим розовый бархат — всё притворство и любопытно принадлежащие армянскому горбуну, напоминающему артура мюррея, который весьма отключен и заполучает сифилис и ворона джейн, наблюдая, заражается пронизывающей жутковатой хандрой но говорит как чемпион и она не придуряется «что ты хочешь сделать? в смысле, кроме того, что самое время добрым людям проветриться в компании?» какие–то жалобные обхаживанья в сумерках и горла рвутся и смеются и ужас дурака лопается как хвост и принимает под ребра и бопмузыка где трепещут стены юга и груди сталкиваются и взвешивайте подобных бандитам девы мэриан и повторяю: двулицая минушка, армейский пережиток/ кристина, которую не оторвать от твоего лба/ стив джоунз каньонный, похожий на спасательный жилет в чулане/ трахнутый гермаи икс, похожий на чулан/ джейк коричневый, похожий на лоб … дино, хромой бармен, который встревает в Человека–Гору Синатру, похожего на соседского паренька и Жадножорж, у которого нет фамилии … все они и их агенты и «ишь Хитрая какая выискалась, ворона джейн» и она отвечает «и откуда ты такой взялся, болтун цветастый и не называй меня ни вороной джейн ни как!» и сверхурод толкает и пихается поразительно — совершенно поразительно «и я думаю, что сделаю апрель или около того — жестокий месяц и как вам нравится наш голубоглазый мальчик СЕЙЧАС, мистер осьминог?» когда входят четырехзвездные полковники и все говорят янки дудль и нализавшийся и какой–то мальчик из запасного союза проезжает насквозь на одноколесном велосипеде вопя «Боже, храни секреты!» но просто–напросто дает дальше — он безумен и подковий колдун — все ж никому нет дела и он ищет действия и до этого тоже никому нет дела и он вопит «на помощь!» и двулицая минушка, визжа, раскачивается, зацепившись за люстру и начинает благословлять его «ты не заставишь никого понять то, что ты слишком ловок для того, чтобы думать, что ты что–нибудь знаешь! даже джону генри это не удалось» ворона джейн — рифмоплетка и она фантом и рот как печка и она танцует на пироге ислама и «никому не говори, что ты знаешь, что они уже знают, это заставляет их думать, что ты — как они, а ты на самом деле — нет!» … но потом ты берешь гвенделин, другую историю и скачки с лоуренсом аравийским и игры с ее ртутью — шамкая захудалый мир и «о печаль!» … она завоевывает внимание какого–то сексуальновозбужденного иностранца, но главным образом все врубающиеся продолжают пририсовывать носы на книгах роберта фроста «зачем сохдить с ума намеренно?» говорит двулицая минушка, которая уже взгромоздилась на мальчика из западного союза и стив джоунз каньонный улетает в углу и кричит «таким образом мы никогда не добьемся никакого смысла!» … ворона джейн, у нее есть такой талант — грабить скобяные лавки и всегда где–то быть в самое неподходящее время, но всегда говорить самые подходящие вещи «не делайте своих идей — они есть у всех — пусть идеи делают вас и беседуют с мелодией и деньги совращают идеи и это не может приблизиться к мелодии и берите все деньги, что можете достать, но никому не причиняйте вреда» ворона джейн, у ей есть класс «и превыше всего прочего будьте всем прочим!» о ночи со сломанными дугами, спины зеленых рукавов и избитая пленка — по–домашнему и абсурдная от ритма и она через некоторое время добирается до тебя … стеклянный тротуар встречается с душой бедного мальчишки из джорджии и деревья как пожарные гидранты стоят на дороге у деревянной лошади и на помощь, мама! на помощь тем, кто не может понять, что понимать не надо … мальчишка–бедняк носит башмаки с шипами, но его руки голы/ петр и французик до сих пор танцует коктейльное танго — горбуна выносят… медовый месяц заперт в шагах жеребца без всадника/ рим падает на подстегивающей водянистой полуноте — пресмыкайтесь от хандры … и идущий свет для. ворона джейн говорит ну же, вывести прожектор ее … в моем горле зеленые пули/ я неряшливо шагаю по солнцу, чувствуя, как они превращаются в желтые ключики — я трогаю джейн изнутри и глотаю

ЛОШАЖЬЯ ГОНКА

«…всегда стараясь, всегда завоевывая»

— линдон джонсон


да и так все равно на седьмой день Он создал пого, бэта мастерсона и розовую подкидную ныряльную доску для Своих корешей/ небо уже задралось вверх, как ссохшийся верх палатки «что означает вся эта суета» сказал он своему главному, Гонзаласу, который, и глазом не моргнув, подобрал кочергу и стал лупить облако … видя, что Гонзаласу в голову пришло совсем не то, Он приказал ему положить кочергу и идти строить ковчег/ когда Гонзаласу сравняется двадцать пять, его начнет интересовать, когда его родители откинут копыта, никаких личных обид у него нет, просто ему нужно немного денег н он начинает плевать на тот факт, что его до сих пор не трахнули/ «почему ты не создал восьмого дня? спрашивает Гонзаласов шофер у своего Творца Колбас на ступеньках трахбаховой гостиной/ передавая свой запах из рук в руки/ небо, превращаясь в сексуальный запах спагетти, продолжает трепетать — в то время, как Гонзалас щеголяет своей тростью и пытается скрыть корейский акцент/ эдгар аллан по делает шаг из–за горящего куста … эдгара видит Он. Он опускает на него взгляд и говорит «твое время еще не пришло» и одним махом убивает его … входит Гонзалас/ ставит пять во втором

ПОЛНЫЙ КАРМАН НЕГОДЯЯ

в развеселой могилке фруктов прячется крошечный артиллерист — теплая бутылка меблированного сока в обруче из его овчины/ лорд томас, повелитель соловьев, птица юности, распутин–плотский, галилео–паинька и макс, шахматист–новичок/ битвы в их душах и перчатки так же, мертвы, как и легенды о них, но для живущих шутников — жертв убийства — работы становится только больше и смерть подходит легко… на другой стороне надгробья злодей–любитель спит, высунув язык и засунув голову в наволочку/ ничто не заставит его казаться иным/ все равно его никто не замечает

МИСТЕР БЕСПОЛЕЗНЫЙ ПРОЩАЕТСЯ С ТРУДОМ И ВЫПУСКАЕТ ПЛАСТИНКУ

Фомбус Пакер. с его огромной жирной ухмылкой. его дырой в голове. его само собой разумеющимся знанием дзэнских фейерверков. его маленькими невинными лжами. его видениями леденцовых взяток. его помойными руками/ Фомбус Такер. с его бульдожьим остроумием. его теориями атомных сосцов. его бородой и его болью в пояснице/ Бомбус Закер. с его дымоходом всмятку. его одинокостью и отчужденностью. его ненавистью к чепухе/ Лонгус Бакер. с его числами и десятичными дробями. с его собственной особой оригинальностью … целые часы проводил за вырезыванием своего имени на песке. когда внезапно суматоха волны смыла его и его имя прямиком в океан (хо хо хо)

СОВЕТ БРАТУ ТИГРА

ты сейчас в грозе, где твои собратья ищут сырой славы у моста и дровосеки рассказывают тебе об исследовании красного моря… ты наполняешь свою шляпу ромом и суешь ее прямо в лицо градине и не ждешь рождения ничего нового … собаки машут хвостами тебе на прощанье и робин гуд следит за тобой из–за цветного окна … оперные певцы будут петь о ТВОЕМ лесе и о ТВОИХ городах и ты будешь стоять в одиночестве, но не совершать церемонии … появится старый сморщенный старатель и НЕ скажет тебе «не будь собственником!» «не желай, чтоб тебя помнили!» и он просто будет искать свой счетчик гейгера и звать его будут не Моисей и не считай, что тебе повезло, когда ты не вмешался — это мелко … не считай, что тебе повезло

НАПИСАНО СМОТРЯ НА БЕСПОРЯДКИ ИЗ МЕРЗКОЙ КАМЕРЫ ИЛИ (В ТЮРЬМЕ НЕТ КУХНИ)

стоя на прошитом пулями фольксвагене, бородатый гном и на нем накидка мафиози без верха — вздымая какие–то горящие зеленые марки и он выступает перед кладбищем автомобилей «восемь десятков и семь пив назад» и потом он грит «итакдалее», но его голос тонет в шуме микки мантика, попавшего в большой шлем … мэр города с алкой зельцер сползает с лимузина и спрашивает «кто к дьяволу такой этот гномишко?» когда тыща разгневанных туристов с топотом проносится по нему и каждый натягивает бейсбольные перчатки и является взвод/ «но, черт возьми, все же кто вы?» выступает мусорный промысл «я коул моложёр. отдал свою лошадь маневровому экспрессу. а в остальном я точно такой же как вы» бурные аплодисменты и шар прорывается сквозь топку, я «работаю на город, до того, как я тебя прихлопну, лучше скажи мне, чем ты занимаешься» «я актер. завтра завтра и завтра освещает эту мелкую милость от удара к удару, словно бедный рабочий сцены в громыхающей ярости, ничего не означая, ох, ромео, ромео, с какой целью пердишь ты? ништяк, а?» «я работаю на город, затопчу тебя своей лошадью» «хошь послушать из эдипа?» но внизу, под подпольем, Слепой Энди Лемон и eго друг Губ поют блюз кроличьей лапы в шпорах и дизайн легкого пуловера работы Чунга из парижа — они стоят в круглом аквариуме и все в них швыряют мраморными шариками … тем не менее, снаружи, когда исчезает слезоточивый газ, мы обнаруживаем, что у гнома перевязана рука и исчезла борода и мэр, обнаруживаем мы, уже дома и срочно дозванивается до кардинала спеллмэна/ это была долгая ночь и у всех было много контактов … я готов в постельку, полна скота пустынька

БЕЗНАДЕЖНО И МАРИЯ НИГДЕ

оборваха энн, дочка бразоса и зубы в ожерелье — фигня во плоти и граница с неслабым весельем призрака быкоборца и LIBERACION[7]и она с укравшим кожаную матерь и пища DON PASOS MAS[8]иии и чокнутый ALLA LUEGO UN RAYO[9]и безумное DE SOL[10]и укладывая братьев в постель и в скуку — жар в каждом углу, как молчаливый попугай, сделанный SALA UN DIA[11]и сумасшедший как шляпник и свинячий брехун — мария ESTAS DESNUDA[12]она роет дырки на моих глазах размером с луну, пока ее отец, он не дает холму остыть и некритичен от дьяконов и миссионеров шпаны — мария спит чутко PERO ТЕ QUITARAS[13]проклиная блондинистый динамит и TUS ROPAS[14] в гриме марии есть рубильник и загонщик штырей стонет, они звучат на ее раковине, как блудливая гремучая змея — дружелюбно по ее натуре и MARIA PORQUE LLORAS?[15]и я даю тебе двенадцать своих полночей и даю тебе пинка високосным годом и защищаю тебя от скрюченных слов и лояльность к властям срабатывает и эти лягушата с тетрадками… мария PORQUE TU RIES?[16]свобода! она дворовая пташка, константа и старая леди целиком состоит из марий и собаки взвизгивают и REQUERDOS[17]о как яростно вчера pyria SON HECHOS[18]укладывая наповал DE ARCAICOS[19]с простаком саймоном NADAS[20]не спокойно прямо сейчас яд ничто и мария я и ты, нас трое ТЕ QUERO[21]не секуляризуй мою наготу — я наг для тебя… мария, она говорит, что я иностранец, она дразнит меня. она сыплет соль на мою любовь

КОНФЕДЕРАТСКИЙ ТЫЧОК В ДУБОК КОРОЛЯ АРТУРА

«…позже я покинул Казино
со ста семьюдесятью
гульденами в кармане.
нстинная правда»
— фьодор достоевски

сын вампира с рукой вокруг талии бетси росс — он и его светские друзья: Дождевик. Бёрт–Лекарство. Президент Пухл. Леди Цветик и Бабуин–Бой… все они сказали «с новым годом, элмер и как твоя жена, сесиль?» и таким образом прошли на вечер бесплатно… едва попав внутрь, Берт стал просто там находиться, воткнув зубочистку себе в загривок и ища доктора и, хотя партия в карты была сама по себе чем–то еще, Леди Цветик потеряла свою юбку и ушла в кусты — и кто же тут как тут, как не маленький старенький винодел, стараясь помочь — «убирайтесь из картины» сказала Леди Цветик «вас на вечере не было!»… маленький старенький винодел немедленно снял голову и пояс и кто бы вы думали это оказался как не фабиан — «мне наплевать, на сколько трюков ты способен, убирайся отсюда и всё!»… именно тогда этот вагончик фуникулера по пути в Вашингтон прогрохотал с холма с грузом кроссвордов для всех — Дождевик завопил «берегись, Леди Цветок, слон приближается!» но к тому времени она уже пела «старую дружбу» с Бабуин–Боем, а тот всхерачился, натянул спасательный жилет, набитый свинцом, на фабиана и швырнул его в бассейн — сам Пухл пытался дать предупреждение, по был так пьян, что свалился в бочку и трактор, который вели какие–то собаки, переехал его и свалил в какой–то гараж… мир не приостановился ни на секунду — он просто взорвался/ альфред хичкок превратил всё это в детектив и хантли и бринкли так и не заснули целую неделю… американский флаг позеленел н энди клай продолжал нудить про чек с обратной выплатой — все спортзалы в мире пикетировались… сын вампира, получивший от бетси росс развод и сейчас с красным капотиком втулил его в первое января с грузом пустых желудков — они красный нашли работу по припрятыванию дверных ручек и им недурно платят и, как все люди, которые решили не ходить больше ни на какие вечера, они складывают денежки поближе ко рту… и начинают их кушать

ГИТАРЫ ЦЕЛУЮТСЯ И СОВРЕМЕННАЯ ВТРАВКА

вдоль пo черным ветрам и белым пятницам, они смывают воду и визжат о джунглях и у ленни иммунитет к математике, он, сальный шаман, бог проходимцев… он высаживает цветы в их седельные сумки и говорит об Иисусе Храбром и заканчивая университет — трагедия, разбитая гордыня, пуста и не глубже комедии — грызет его тропу, его шум, его тень… отставь от разума сердце света и одобри светопреставленье, изгибанье и фарс счастливого окончанья… те, что будут потрясать память и не допускать мощи права, вид тех, кто защищает и оскорбляет цветущих девушек тьмы, беременных, постоянных и бледного изгнанника… светлая глория, кривоногая певица, ублюдок рисовальщика знаков — Джоанна, изнасилованная городским историком и серебряная долли, лишенная девственности в 12 лет собственным отцом, шахтером — мэйбелла с искрошенной рукой от дяди — феноменальногибкая барбара, которая разламывает компактную пудру в лицо аптекарю и морин, ревнивая любовница… никто из них не сгребает листья — отказываясь от друзей, которые телефонистки или платя за подобных э. э.каммингсу… никто из них не поддается на болтовню дюжего певца хиллбилльных госпелов и ленни в качестве ангела странников о «бедной заблудшей душе» — преступление, но что он правит в одеждах шоссейного Христа, в его сапогах и его чванстве… одинокий акула волк в мире, где пирожник кастрирует псов и города для Дюпона, кошачьи журналы и прячась в машинах, они жуют резинку, их семена, их портреты… ленни бросает сурка, ветерана иностранной войны, на милость его плимута 6, его странницы убийства — креслу–качалке от Бр. Армз и его похитителю и радиосирене/ коммунисты назовут его лентяем и ветеран назовет его дружищем и йо xo xo и бутылка рома, но он мил со священниками и не путается со снохой мэра — он носит шелк и кланяется придуркам, штангам и посторонним — он крадет галстуки–бабочки и направляясь к северу и машет солдатам с ампутированными руками, которые подбирают осколки пепельницы и, оставаясь вне подозрений закутанных и взрывающихся петухов, он ласкает орнаменты и двойные трубки/ его крутизне сложена рапсодия и он, естественно, тёпл и бесценно дик

СОВЕТ МОДЕЛИ ХОБО

выкрась обувь свою далила — ты шагаешь по белому снегу, где кровь из носу растревожит вселенную… в этих узких аллеях сов и гитаристов фламенко, джек паар и другие секс–символы — твоя награда — впившись в ванные комнаты, где живет птица ибо когда она будет вылетать с саблей в крыле — с кантри–сингером под боком — переваривая голубя–письмоносца… ты, возможно, просто изменишь свой стиль блуда, шпагоглотания — ты, возможно, просто изменишь свою манеру спать на гвоздях — выкрась обувь свою в цвет призрачного мула — зубы бумажного тигра сделаны из алюминия — тебе еще долго до Вавилона — выкрась обувь свою, далила — выкрась ее губкой

ВЗРЫВ ПРОИГРАВШЕМУ — ШИШ

валет пик — вивальди монетной прачечной — одетый в словарь хипстера — мы видим как он прогибается перед черноременниками и сексуальноозабоченными гонщиками — носясь взад–вперед, как испуганный дядюшка римус… в те дни, когда он не получает почты, он встает рано, засовывает бумагу в телефоны–автоматы и обжуливает автоматы с жвачкой… «мир должен меня содержать» говорит он своему полугавайскому двоюродному брату–недоумку, джо–голове, который к тому же собирается жениться в следующем месяце на певице народных песен — «опять и опять, старина джо кларк» читают со ступеней световодяного здания пока валет семенит мимо с чемоданом, полным пластиковых пузырей — ему всё представляется в розовом свете: он достаточно хорошо может передразнивать кэри гранта, он знает всю подноготную, почему мейбл из уты поссорилась с хоресом, осветителем из Театра Высоты, он наткнулся даже на несколько противных секретов миссис Кунк, которая торгует фальшивыми мозолями на всемирной выставке — плюс к этому он умеет играть на йо–йо несколько песен иностранною легиона и всегда умудряется в минуту опасности прикинуться грейпфрутом… он бахвалится своей коллекцией синяков и пробок и тем фактом, что он не обращает никакого внимания на деловой мир он бы лучше выказал свой страх перед бомбой и сказал что вы сделали для свободы, чем превозносил сбежавшего душевнобольного, который писает на пол детского кафе — валет пик с его топором, проигрывателем, с его спутником, меню. и его предназначением, куском гигиенической салфетки — никогда не дотрагивается до трещин на тротуаре — «валет» говорит ему другой двоюродный брат, Зелохранитель, полуголландец н полусёрфер, «почему это ты всегда поступаешь как Псих, друг джеки глисон? в смысле ух! разве в мире не достаточно грусти?» валет проносится мимо в мгновение ока — на нем затычки для ушей — со ступеней световодяного здания, оркестр, вытряхнув весь сок из своих рогов, начинает играть в честь моего папы… потрясенный валет бросает еще один взгляд, поднимает руку в нацистском приветствии. лесник, проходящий мимо с топором, роняет его. женщина из Д. А.Р. слетает с рукоятки, смотрит на вальта. говорит «в других местах вас бы арестовали за непристойное поведение» она даже не слышит оркестра… она проваливается в трещину в тротуаре/ дирижер, не обращая внимания, делает небольшой реверанс, чихает. указывает палочкой на классическую гитару… подметальщик улиц сталкивается с вальтом и говорит и я цитирую «о кей, ну, я с тобой столкнулся, мне даже все равно, у меня дома есть моя маленькая женушка, я знаю хороший радиатор там дальше, в этом квартале, ха, я никогда не буду голодать, не купил бы ты бадью?» пораженный валет поправляет воротничок и устремляется к часу телефонных звонков, который располагается за полицейским автомобилем рядом… он минует прилавок с горячими собаками, кислая капуста бьет ему в лицо… оркестр играет малагуэну салеросу — женщина из Д. А.Р. высовывается из тротуара, слышит оркестр, вопит и начинает дергаться и танцевать, подметальщик улиц наступает на нее… валет не ел весь день. у него во рту странный привкус — в руке у него его неопубликованный роман — он хочет быть звездой — но его все равно арестовывают

ЗАНИМАЯСЬ ЛЮБОВЬЮ НА ПОДРУГЕ МАРИИ

зевни учительница лисьей королевне — мертво, decatur[22]и вступает на розовое шоссе — твоя черная бродячая дворняга, твоя крыса из Дели — сейчас она будет болтать про твой тошнотворный лифчик — твои волосы в цепях и говори TU CAMINO[23]пока твои эль–пасовские идеалы, они празднуют ES TERCIOPElO[24]они оставляют твое страшное тело — твоя структура падает, ты слушаешь ленивую сирену н какого–то молодою испанца, который хочет купить твои раны, твою беременную речь врастяжку… зевни королевне с картины Гойи, ищущей бедного Гомера QUEDATE CONMIGO[25]пока лесбийкн ломаются и отсчитывают твое число н Дитя Мерзость плачет NO PREDENDAS[26]пока писатель Фриц с твоего индустриального юга вопит что все это значит и убирайтесь домой к чертовой матери, королевна и ты, королевна, паук — ты попалась в потную паутину — просишь подвигать руками — ты молишься, чтоб стать праведной — ты ищешь открытки и плюшевых медвежат, чтоб откупиться — партизаны, они смеются CON TUS PIERNAS[27]и мальчики в коричневом тряпье шепчутся про бюст и у них уже есть Лео — Шестерка и Доку к полудню придется уехать — Св. Вилли прячется в ломбарде PARA[28]КОРОЛЕВНА тебе не надо бояться и никто не гонится — ты хочешь, чтоб тебя держали LA ERRONEA DAМA[29]и заройся в свой кошель — забудь о своих учениках и заплати за партнера и надоеду — тень твоего босса, это твой крест — писатель Фриц хотел бы сосать палец на твоей ноге — твои каникулы скоро закончатся и исчезнут как твоя жизнь LA СНОТА[30]трава режет твои ноги и твоя цель Тюрьма Сократа AHI VIENEN[31]ты не та дама — ты никому не угрожаешь — тратишь свои деньги на полезную пищу и тебя переедет грузовик — они прицепят на тебя бирку — отправят домой к Фрицу — Фриц неделю будет плакать и женится на твоей медсестре — лесбийки скривят рты, но ты все равно будешь не та TODOS SON DE LA СНОТА[32]живи же… живи пока не вступишь на борт своего Титаника — тянись, Королевна, тянись — почувствуй такую же обвисшую кожу и поверь этому темному повесе, слизывающему чернила с твоей тетрадки — видишь клетки и вопящих призраков и себя с желчью, достаточной для того, чтобы думать, что развалины и есть здания… забирай свои чертовы железы и медальон и хоть раз займись любовью свободно — это ничего не значит, поэтому носи цилиндр — поезжай медленным пароходом обратно, к своей вине, своей поллюции, к королевству своей тоски

ЗАМЕТКА МАЛЬЧИКУ НА ПОБЕГУШКАХ КАК НАЧИНАЮЩЕМУ АРМЕЙСКОМУ ДЕЗЕРТИРУ

интересно, чего это дедушка просто сидит там и наблюдает за медведем–йогом? интересно, чего он просто сидит и не смеется? подумай об этом, пацан, но не спрашивай у своей мамы. интересно, почему элвис пресли улыбается только верхней губой? подумай об этом, пацан, но не спрашивай у своего хирурга. интересно, зачем почтальон, у которого одна нога длинее другой, так сильно пнул твою собаку? подумай об этом, пацан, но не спрашивай ни у одного почтальона. интересно, с кем рональд рейган беседовал о международной обстановке? подумай об этом, пацан, но не спрашивай ни у каких иностранцев. интересно, почему механик, жена которого застрелилась из ружья, одолженного у его лучшего друга, так ненавидит кастро? интересно, почему кастро ненавидит рок–н-ролл? подумай об этом, пацан, но не спрашивай ни у какого ролла. интересно, много ли сделал человек, написавший белое рождество? подумай об этом, но не спрашивай ни у какого сделал. интересно, что на самом деле бобби кеннеди имеет против джимми хоффы? подумай об этом, но не спрашивай никакого бобби. интересно, почему френки застрелил джонни? давай дальше, интересуйся, но не спрашивай у своего соседа… интересно, кто такие саквояжники? думай, но не спрашивай у саков. интересно, почему ты всегда носишь одежду брата? подумай об этом, пацан, но не спрашивай у своего отца. интересно, почему дженерал электрик говорит, что самое важное для семьи — это держаться вместе? подумай об этом, пацан, но не спрашивай ни у какого вместе… интересно, что такое золотая жила? валяй, интересуйся… интересно, почему другим мальчишкам хочется избить тебя так сильно? подумай об этом, пацан, но ни у кого не спрашивай

ВКУС ДРОБОВИКА

рев наших машин обещает прикрытие — мы носим удушающие панталоны и рабы аппетита — мы шизеем от джоан кроуфорд и колоний, собирающихся в форму и умираем от мужского разговора… Марселлюс, одетый в хаки в тот момент, когда его поразило безумие, немедленно сдал в архив дело о незаконном сыне, принадлежавшем еще кому–то — Джози сказала, что на суд все явились с духовыми ружьями… Том Том заставил Мелодиуса ненавидеть себя, потом же выпрыгнул из окна — мы все похожи и аккуратно размещаем в наших внутренностях скорпионов — мы принимаем таблетки через жопу — мы прославляем пидаров–миссионеров и швыряем голубых в канавы феноменов… зимой музыкант загримированный под негра, объявляет, что он — от Двух Женщин — свободное время он проводит за чисткой шкурки с луны и он здесь, чтобы забрать свою восьмицентовую марку — толкач Маргарита, везя тележку, полную Четвергов, вверх по Дамейскому Ряду, вопя «моллюски и мускулы», убивает его за то, что стоял на дороге у ее аппетита… на Химическом Острове воздаяния немногочисленны — маленькие девочки прячут запах в своих чилимах и гигантов нет — поджигатели войны спёрли всю нашу германскую корь и дают ее докторам в качестве взятки — прошлой ночью с Пёрл я не спал три часа — она утверждала, что проходила мимо меблированных комнат, в которых я когда–то жил — у нас не было ничего общего — у меня и у Пёрл — я делил ее скуку и мне нечего было ей дать — я был пьян и развлекал самого себя… мы желаем совершать путешествия и использовать всё, кроме наших ног и мы встречаем косноязычных поломанных вульгарных типов гориллоподобными рукопожатиями и пьяный Геркулес ждет нас на наших кроватях и мы должны отсалютовать ему и он говорит, что прибыли новые вертолеты и «это ваш тип» и «приказы получать будете от него» да воздания немногочисленны, но не нужно давать ни клятв, ни припадков безумия — если не считать осознанного сумасшествия, которое вносят охотники с радио, облаченные в религиозные одежды, то всё хорошо… Анголу этим утром бомбят и я прямо сейчас счастлив от тошноты — моя голова задыхается — я пристально вглядываюсь в ковш большой медведицы, и голубая блузка с серебряными пуговицами — в моих ноздрях — я рад, что у Маргариты всё в порядке — я Действительно чувствую себя дорогим

МЭЙ ВЕСТ СТОМП (БАСНЯ)

каждую ночь поезд проходит в одно и то же время и oн, один и тот же старик, сидит, глядя в розарий, гласящий «а что я тебе говорил», раскачиваясь взад–вперед, думая о своем старшем сыне, Ветчинокосте, который пожизненно сидит в тюрьме — покупая пиво для детишек и убив бакалейщика карманной расческой — тот же самый старик, и все его имущество — ванна, полная воспоминаний, состоящих из: нескольких Малышей Хьюи для кругляшей–значков Президента — колоды карт, из которой вынуты тузы — нескольких пустых бутылок из–под дезодоранта — брошюрки египетских лозунгов — трех штанин, которые не подходят друг к другу и пустой веревки для линчевания… сидит в кресле из конфетной обертки, бормоча день в суде — день в суде — я его еще получу — мой день в суде — щеголеватый молодой джентльмен с потрескавшимися губами потер их сегодня о шею старика — старичок замыслил месть как раз когда всё тот же самый поезд трясет мать его стукача, скрывающую стенку и это подталкивает его к… день в суде — я еще получу его — вчера тоже было не очень хорошо — лиса бросила его в комке грязи и какой–то маленький паразит заехал ему прямо в харю помесью бамбука, ячменя и гнилого мороженого — вот он и сидит, мечтая пробиться к президенту — кишки старичка болят, поэтому он открывает окно, чтобы глотнуть доброго свежего воздуху — он глубоко вдыхает — там веревка, увешанная мокрым бельем — старыми покрышками — грязными простынями — шляпами — цыплячьими перышками — старым арбузом — бумажными тарелками и еще какой–то одёжой — джонни барабанит ветер — прохожий индеец на пути в сент–луис стоит под окном старика — «поразительно» говорит он, взглядывая вверх и видя, как все это барахло на бельевой веревке внезапно всасывается в дыру… на следующий день приходит сборщик квартплаты — за деньгами — обнаруживает, что старик исчез и что комната полна мусора — хозяйка бельевой веревки заявляет об ограблении в отдел по грабежам — «все мои ценности украли» — бормочет она инспектору — поезд все так же проходит в то же самое время и джонни барабанит ветер, его забирают за бродяжничество — сборщик квартплаты оглядывается — крадет сломанную кукушку «думаю, отдам жене» говорит он — его жена, ростом под два метра и носит феску и которая в данную минуту по зловещему стечению обстоятельств проезжает в том же самом старом поезде — а в общем, мало что происходит в чикаго

КРАХ ТЕМНОЙ НОЧЬЮ

арета в блюзовых дюнах — Плутон с высоким надтреснутым смешком и бродящая арета — угроза для президента — иди — йе! и комплекс старшинства отступается от тебя… Лир, глядящий в окно, опасен и волочит гору и ты говоришь «нет я нем» и он говорит «нет нет, я уже сказал другим, что ты — Чарли Чаплин и теперь тебе надо оправдать это — надо!» и арета говорит «расщепись Лир — ни у кого из нас не хватит смелости на бесконечность — бери свой руль и расщепляйся… и арета вслед — у нее эта сотня Ангелов–Незнакомок проходит насквозь, говоря «я буду твоей Шакти и твоим ребенком–изгоем — выбери меня — пожалуйста, выбери меня — ах, ну давай же, выбери меня» и арета подделывает свою кишечную черную душу наискось всех плодородных пузырей и капризов и яркие алкаши — Глазливец, Поэт Вакум и Жуткий Шлёп — все со своими зайками прыгают в ад, где еда дешевле и теплее и Ядерный Бетховен визжит «о арета — я буду твоей колдовской куколкой — пронзи меня — давай сделаем кому–нибудь больно — натяни на меня кого только пожелаешь! ах пожалуйста золотце! мой выродочный каркас — мое склизкое я — проникни в меня — в меня!» Ученый Классик, телу которого не дают развалиться лапушки — сырые бобы и рабы прошедших дней — он врывается с дороги — его трубка почти съедена «смотрите! она рыгает действительностью» и но он даже ни к кому не обращается — ночная бабочка вылетает из его кармана и Вакум, неописуемый распад еще раз напоминает тебе об америке с пунктиром — бесполезный мотив — нравственный мошенник и люди с серебряными волосами прячутся в футлярах от скрипок… на холме из фосфора и успеха стоит сладострастный орел–койот — он держит полдоллара — якорь раскачивается у него по плечам «добряк!» говорит Ядерный Бетховен «добряк, что вокруг осталось хоть несколько настоящих птиц» «это не птица — это просто вор — он строит во дворе уборную из украденного салата!» подписывает арета — звук звуков — которой на самом деле глубочайшим образом наплевать на настоящих птиц или уборные или на каких бы то ни было Ядерных Бетховенов — одобрение, жалобы и объяснения — все они пугают ее — в ее трубе нет дефектов — она знает, что солнце это не кусок её

ВРАЖДЕБНЫЙ КРАХ ТЕМНОЙ НОЧЬЮ

на этой заброшенной крыше или табуретке из пагоды тебя и разместят и ты слышишь голоса, которые говорят такое «скрути их Джо — не отпускай их» и затем Орион выглядит зловеще и он сметает тебя и не дает тебе испачкаться и Знакомое Лицо лично «я слышал, ты ел яйца? это правда?» и Орион облизывает свою плоть и блюз что–то с головой и тени от пожарных насосов… ТЫ — пожарный насос и Beau Geste[33] пожарный насос — постигает полная неудача и подаваясь к Гибралтару и пытаясь обрести свою энергию — получи же своих дюлей и подерись с отражением своего языка в зеркале… Фауст из сада — Анна Эмансипации, которая похожа на венгерского оленя и Чурбан с головным мозгом как айсберг — все имитируют Африку… Мертвый Возлюбленный, который передвигается только автостопом и хвастается и говорит, что едет в Карфаген и без устали повторяет «когда я умру» но потом его разум покрывается синяками и взрывается методистское масло и Мерцающий Клоун с арабскими буквами на лбу хочет, чтобы все

БЕЗОТВЕТСТВЕННЫЙ КРАХ ТЕМНОЙ НОЧЬЮ

соединенные штаты Не звуконепроницаемы — можно подумать, что ничего не достигает тех десятков тысяч живущих за стеной доллара — но твой страх Может донести правду… вид грязного фермера — длинные штаны — енотовая шапка — башмаки жмут — его жена — балдеют аж дальше некуда — в ее волосах шиньон — их ребенок одет в скорпион — скорпион одет в очки — ребенок, тот пьет джин — у всех воздушные шары засунуты в глаза — то, что они никогда не загорят в мексике, — это очевидно — высылайте свой доллар сегодня — отогните назад… или заткнитесь навсегда

ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ КРАХ ТЕМНОЙ НОЧЬЮ

природа сделала так, что молодые шахтеры из Западной Виргинии не хотят быть шахтерами, а лучше поимеют этот Шеврик-46 — безналично — подадутся в Женеву… охотясь за подобиями выхода и Лорд Бакли и Шерлок Холмс готовы стать своей матерью, оборачиваясь к Звездной Дыре — Биологической Амазонке, говоря «я не хочу быть моей матерью!» и э. э.каммингс — пишите правильно — заворачивает остатки костей своего цыпленка в поросячий хвостик, принадлежащий Бронкс–Бэби №2 и она думает, что наступает конец света и пытается организовать митинг и ее 320–фунтовый Француз, который показывает язык ее отцу — он не хотит ни кусочка «не хочу я ехать ни в какой Сан–Квентин! я не преступник — я иностранец и что я могу сделать, если вы тут врубаетесь в э. э.каммингса, а я — как я уже говорил — я всего лишь иностранец» и она швыряет эти самые остатки костей своего цыпленка ему в лицо и какие–то знаменитости проходят мимо — они видят всю эту сцену и записывают номера серий… у Моны на левой передней груди реклама про одинокого объездчика — Монин кузен — этой 320–фунтовый Француз — он похож на Артура Конан Дойля… Мона — она похожа на сексуального Будду и всегда выглядит так, словно откладывает Золотые Ворота… она не врубается в э. э.каммингса — она врубается в Фернандо Ламаса — я в черном поезде, идущем на запад — на поверхности пустыни ареты нет — только — если хочешь — память об арете — но арета учит не полагаться на память — на поверхности пустыни нет ареты

ЧЕЙ–ТО КРАХ ТЕМНОЙ НОЧЬЮ

из целого Мексико и веселой невинности однажды является Сатана Осени — из нежности и варварского бибопа и одиноких комнат, где надо вкладывать монету в счетчик как на стоянке — в руки пресловутых дочерей, публикующих социальные стихи в журналах мод и ярмарок н любопытствующих по части приключений — польки пивных бочонков и жри наркоту «почему ХУАК не достал кастер?» говорят некоторые «я бы хотел знать, как это роберт бёрнс избежал гитлера!» говорят те, кто половчее — все Т–головые хипстеры и Марксисты в инвалидных колясках хотят быть в Канзас–Сити 51–го года и Сатана Осени и его друг Я ВАС НЕ ЗНАЮ глотают пердёж на угодьях и возвращаются и всем рассказывают и потом Я ВАС НЕ ЗНАЮ наконец приходит к заключению «что хорошего в том, чтобы всем о чем–нибудь рассказывать — у них у всех есть алиби?» и потом приходит Монтана и сами Ацтекские Землевладельцы — их атомные бары для гомиков подвергаются разграблениям и Епископы замаскированы под шоколадных узников и пустые, населенные привидениями дома на Варварском Побережье, где бюрократы — редкие мечтательные одиночки, повесившие Хаксли — Новое Пробуждение с деньгами и некуда идти и экс–мент, который пишет стихи и думает, что он — салями и Гэбби — покалеченная жуть с Телеграфного Проспекта, но которая хочет об этом услышать — которая действительно хочет об этом услышать? «кто там чего хочет услышать? мы всего лишь часть поколения! всего лишь одна грязная и паршивая часть!» сказал как–то Я ВАС НЕ ЗНАЮ Сатане и была осень «в смысле, типа хэппенинга с хула–хупом?» «нет — вроде хэппенинга с распятием!» «как Современный бит?» «как бить по дереву, пока персики не начнут падать»… и Сатана и Я ВАС НЕ ЗНАЮ — оба проскакивают по нью–йоркскому гоночному треку — все типичные возрождения и блондин, похожий ни эзру паунда и они идут прямо в Лето — без зимы — видя, что они настолько не страдали, Лу, стриженая под бобрик, одна из тех лапочек, что творят большие толстыс писания — ее нижняя челюсть отпала — какой–то нищий выходит из своей лачуги и вешает волос с ее губы — трамвай разбивается… но в целом — на самом деле никому нет дела

КАЖЕТСЯ КРАХ ТЕМНОЙ НОЧЬЮ

между визжащим матрасом в кухне и Временем, таинственным еженедельником — Дао — кончик пальца на его подбородке, его колени стукаются друг о друга — Дао — он показывает изнанку своего рта колонне лиц «значит ли это, что вы сегодня должны вздремнуть?» и Фил Силверс ест банан — он внутри колонны лиц — Дао спокоен и Фил тыкает Надувалу–Героя — скрягу с Эгейского моря — в его голове огромная пустыня — в нем много уверенности в себе и пускай кресты испытывают бомбы у него в мозгах — «любовь призрачная штука» говорит Надувала «она проходит прямо сквозь тебя» Дао напрягается — он смотрится почти порнографически «немного гланд!» говорит Фил, который теперь одет в длинные подтяжки и говорит Надувале, чтоб тот сохранил уверенность в себе «уверенность в себе обманчива» говорит мистер О’тул — муж сомнительного достоинства «она придает тем, у кого не хватает яиц, больше чувства собственной потенции» «у твоей жены есть корова?» говорит Фил, уже успевший превратиться в недорогого прогестантского посла из Небраски и говорящий с изумительным акцентом «в каком смысле у моей жены есть корова?» «следовательно, ты из Чикаго?» спрашивает посол… лицо Дао — между прочим — становится настолько большим — оно исчезает «куда он ушел?» говорит Надувала — который уже не столько герой, сколько веселый юнец, который ненавидит дегенератов и в любом случае, по предположениям, должен находиться в школе… Мистер О’тул — выпадает из своего стула «я должен найти чуть–чуть железнодорожных путей — я должен приложить к ним ухо — я должен услышать поезд» — колонна лиц теперь все вместе — чавкающий хор «НЕ УБЕЙСЯ ЖЕ» — еще раз — «не убейся же»… да и между этим визжащим матрасом и тем таинственным еженедельником лежат порабощенные округа — Дорис Дэй нет и Тихоокеанский туман — Студебеккер в сумерках — крах — и выламывая двери малины и странные леворукие луновики — из Арканзаса и Техаса и бродяги с журналами с девочками из Рид–Колледжа — погреба и Королевы — все они орут «следи за мной, Дао — следи за мной — я улетаю — следи же за мной!»… это ощущение одиночества — парализует — это ощущение одиночества — или арета — моя мама дураков не растила — я не могу добавить к этому ощущению ничего нового… скользи по блевотине — лучше, чем работать лопатой — Отказ — Господи Благослови Святой Фантомизм — и провались прощальные вечеринки пропадом — и статистические книги — и политики… колонна лиц — теперь все вместе — поднимает флаг и, задирая головы, смотрит на дыру в нем — распевая «в день всех святых может ли Дао выйти поиграть?» — нет ответа и орут еще громче — теперь все в унисон — «В ДЕНЬ ВСЕХ СВЯТЫХ… МОЖЕТ ЛИ ДАО ВЫЙТИ ПОИГРАТЬ»

ГЛОГ–БУЛЬ–ВУЛЬ — ГЛОГ–БУЛЬ–БУЛЬ СЛЫШЬ ОРУ Я ХИ ДИ ХО

он был всунут в развилку дуба — смотря вниз — распевая «вон кружится человек, упоминая имена» в натуре — я киваю ему привет — он кивает мне в ответ «вот он упомянул имя моей мамы — и мне здесь больно стало» я, держащий в одной руке стакан с песком и телячью голову в другой, я смотрю вверх и говорю «ты голоден?» и он грит «вон кружится человек, упоминая имена» и я говорю «ладно, договорились» и продолжаю идти — его голос звенит по всей долине — он похож на телефон — он очень беспокоен — «тебе там что–нибудь нужно? я иду в город» он трясет головой «вот упомянута сестра и я не буду прежним никогда» «прральна» говорю я — завязываю шнурок и иду дальше — потом оборачиваюсь и говорю «если тебе нужно помочь спуститься, ты приходи в город и просто скажи мне» он даже не слышит — «вот упомянул он дядю и винить его не надо» «забойно» говорю я и продолжаю идти в город… не больше, чем через несколько часов, когда я случайно проходил там снова — на том месте, где было дерево, теперь стояла фабрика по производству лампочек — «здесь, на дереве, парня раньше не было?» завопил я в одно из окон — «вы ищете работу?» был ответ… именно тогда я решил, что марксизм не на все вопросы имеет ответы

РАЙ, РАЙОН ПРИТОНОВ И МАРИЯ ВКРАТЦЕ

мама толстенькой Афродиты — я склоняюсь к тебе… и с сексуальнобешеной вечностью на моей овощной тени — я, вытирающий руки о лошадиную шею — лошадь рыгает и ты, принадлежащая старшему брату из Индианы — тому, кто лупит тебя своим ремнем и ты, кто не ищет причин своих мук и я хочу твоего горизонтального языка — внутри Рефлекса — законченный фатум и эти жестокие кашмары, где франкмасоны знакомят меня с отвратительными связями и Братья Маркс ворчат NO QUERO TU SABIDURIA[34]и полупроснись твои бедра и мне так Гадко так Гадко от этих любовников в Библейских ролях — «итак, ты намерен спасать мир, не правда ли? ты самозванец — ты урод! ты противоречие! ты сбиваешь с пути! у тебя большие ноги и ты наступишь на себя все люди которых ты сбил с пути подберут тебя! у тебя нет ответов! ты только что нашел способ проводить время! без этой штуки ты завянешь и станешь ничем — ты боишься стать ничем — ты попался — это тебя цапнуло!» мне так Гадко от Библейских людей — они как касторка! — как водобоязнь и теперь я стремлюсь к Твоим глазам — ты, кто не болтает ни о каких делах и снабжает мой ум одним бесконечным пробелом QUERO TUS OJOS[35]и твой смех и твое рабство… не будь там риска по пьяни — я интимный Египтянин — расскажи это своей бабушке и попрощайся с нею

УДАР ПАЦИФИСТА

Малыш–Ухо, чей рот похож на кредитную карточку — он и Джейк–Плоть — вместе с Песочным Бобом из Пекоса — они ведут белого слона к воде где–то между водопадами вичита–фоллз и настоящим эль камино — день на исходе и вестей из Сайгона еще нет — тут же и дочь джерри макбоинг–боинга — Лиза–Чинуша — скачет на двухдоллоровой бумажке Гуся Джона Генри, негра–медика из Денвера, который для смеху играет народные песни и зарабатывает на жизнь, говоря по–французски — потом вперед, когда Коричневый Дэн, ползучий полисмен — который любит убивать противовесных лягушек и чей босс постоянно говорит «у него повреждено колено, но видела бы ты, как он бегает, крошк, как он бегает и гоняется за этими любителями монет, когда они спускаются вниз по реке» — все равно Коричневый Дэн — он приходит вынюхивать посторонних со своим неудачником, известным просто как Колышек, который несет булавку от сгоревшей шляпы и два куска котекса в аптечке первой помощи… они встречаются с командой на прогалине, напоминающей рыбацкого карлика… Джим Ганди, сварщик, надсматривает из своего окна — и вопит что–то типа «сё пральна вы шмелье племя — ташшытесь иль заткнитесь нассигда» как раз когда лапушка раздвигает ножки в перекрестье и дает выход салу шмельего семени, но чихать никому нет времени — она начинает вопить о том кто ее отец, но это тоже не срабатывает… ее жирная двухдолларовая банкнота падает замертво сраженная пулей — «флах техасск жопы на вас» визжит Джим Ганди и лапушка немедленно устремляется в горы — Малыш роняет свои печенюшки, так как подъезжает X.К. Е. с двоюродным братом Песочного Боба, Песочным Тонком, который всем показывает свои фотографии Нассера и говорит «держите, парни, я про это всё знаю — я раньше работал на эдселовской фабрике» пользуясь неразберихой, Колышек лямзит белого слона… никто не замечает — даже Коричневый Дэн, который к этому времени занят избиением Джейка–Плоти до смерти с помощью слесарной ножовки — в общем и целом, положение во Вьетнаме очень тревожно

СВЯТОЙ НАДТРЕСНУТЫЙ ГОЛОС И ДЗЫНЬ БРЯК УТРО

давай дальше — трепещи свою мистическую балладу — ах навязчивая и токайски пугливая, ты будешь как бешеный пульс — бешеный пульс ребенка — детей кольца вокруг розовых и бродячих поэтов над Индией — жонглеров, зовущих тебя не тем именем и величающих тебя раненым котенком — да, это настолько легко, ибо они нe знают чудесных сказок… в модальной настойке — понтиак припаркован без ноги для стояния — Чума–Детка — ведет поход в блюзовом измерении, он — останавливая понтиак — предаваясь раздумьям о шоссе и ища Джокера — или, возможно, дьявольского барабанщика восьмерки «долой энтузиазм!» говорит Чума «всё это преходяще! покончить с этим!» и Лорд Рэндалл играет с квартой пива — Фанни Блэр тащит судью — Уилли Мур, башмачник, считающий свои большие пальцы складным ножом вместе с Сэр Джеймсом, остолопом, который надевает печную трубу, когда выходит в город — Мэтти Гроувз, который тайно, в полночь пытается срубить церковную звонницу под самый корешок с Эдвардом, который режет живые ограды за зарплату и последняя по порядку, но не по важности — Барбара Аллен — она дважды в месяц ввозит контрабандой в Бруклин марокканскую золу и одета в простыню — она очень много колется пенициллином «все временное можно использовать в целях наживы» говорит Чума и все эти люди — называйте их как хотите — они ему верят — вчера я сорок минут разговаривал с Эбнером — он, Эбнер — костерил на чем свет стоит Восточный Техас, помидоры и переулок жестяных сковородок — со мной он не разговаривал — он говорил в зеркало — у меня не хватило мужества грохнуть или разнести себя вдребезги… когда я его покинул, то встретил Пуффа — у Пуффа не было ничего, кроме нехороших слов в адрес безработицы, мятной жвачки Ригли и Раблэ — я шлепнул себя по лицу — он мне сказал, что я сумасшедший и что единственное, о чем я жалею, так это что не могу пердеть через рот — я удалился в комиссионку… о чем я говорю, так это о сумасшедшем непроизносибельном микрофоне и великом празднестве цветов — это не липовое видение, а, скорее, дружелюбная тьма — созерцай тьму — свою силу — темнота «бракосочетание самости и спинной мечты» говорит Чума–Детка и мы покупаем ему товарный вагон с крышей — Истерично — мелодия в Истеричном — в противопоставлении с музыкой, предлагающей каждый звук свой для того, чтоб сделать жизнь сносной, кроме музыки молчания… Гудини и другие нормальные люди валят мятые плакаты с Иисусом там, на шоссе 61 — Мидас ставит их снова — в троне утопает Клео — она утопает потому, что она жирна… эта земля твоя, а эта земля моя — конечно — но миром управляют люди, которые все равно не слушают музыки — «энтузиазм это музыка, которой нужен фонарик, чтоб ее услышали» так говорит Чума

ПРОВАЛИВШИСЬ ПО КУРСУ ПРОПАГАНДЫ

странные люди с непорядком в животе и со своими плакатными девчонками: зельдой–крысой — скрюченной бэтти и вулканоногой — вот они — они выскочены и их видели плачущими в часовне — их друг, который говорит, что все плачут слишком много — он конгрессионален и носит моментальные снимки — его зовут Тапанга Красный — известный в Л. А. как УничтожИх — он много кашляет — все равно они входят — очень рано и они просят по черной дворняге на каждого — дженни говорит «почему бы не грабануть их?» «это менты!» говорит маленький мальчик, который только что вскарабкался на гору и научился, как вонять в цирке — дженни отходит к однорукому бандиту — пар густеет — зельда–крыса просит вторую черную дворнягу — погорячее, пожалуйста — один из людей, он покачивает часами у нее перед носом «поздно — крошка зельд — поздно» и лицо зельды превращается в зыбь и она говорит «у меня аллергия» — раздается звон и она говорит «о смотрите — вон там у девочки бесплатные шары» пытаясь привлечь внимание дженни, один из людей, он спрашивает «вас что–нибудь беспокоит?» дженни отвечает «да — что же все–таки случилось с Орвалом Фаубусом?» и человек быстренько меняет тему — его глаз распух, он проталкивает одну из горячих дворняг в вырез зельдиного платья — спрашивает ну хочется ей еще — все разражаются ржанием до колик, кроме кого–то, беседующего с окном, и дженни, занятой подкармливанием шаров… человек, похожий на адамово яблоко — я думаю, он принадлежит скрюченной бетти — проходит сквозь табуретку — вулкане — она оборачивает его своим человеком в стране — всем в нем всё понятно — дженни взбалтывает машину — человек мертв — и вот тогда тот, конгрессиональный, вытаскивает люгер, который, как он говорит, во время войны дал ему фриц, что несомненная и явная ложь и начинает подстреливать знаки жареной говядины на вертеле… по радио играют звездно–полосатый флаг — на следующий день молодой поджигатель с черепахой на голове и уперев руки в боки и скользя позвоночником, видит, как я прогуливаю осла на восточном берегу — «прошлой ночью видел тебя с дженни — там что–нибудь случилось?» я говорю «о боже мой как ты можешь такое спрашивать? разве ты не знаешь, что в китае дети голодают?» он говорит «да, но то было прошлой ночью — а сегодня уже новый день» и я говорю «слушай, забирай моего осла, если это тебе поможет — все равно я иду в кино» без пяти минут час–пик — на третьей авеню имеют место странные сделки насчет товаров — супермаркет взрывается от недоедания — господи благослови недоедание

ОБЕЗЬЯНА В ВОСКРЕСЕНЬЕ

ДЗЫНЬ — и они швыряют его сквозь дверной проем и он приземляется в кузов грузовика — он выкарабкивается где–то на Мобил–линии и говорит «война идет прекрасно — не бледнолица ли она?» и немедленно заводит себе друга… «приятно иметь друзей, не правда ли, гавнодум?» это делает связь крепче и они вместе — идут колотить какого–то секретаря, работающего на жокея… НЕПРИКАСАЕМЫЕ — они идут по улицам Франции и отравляют псов и когда они возвращаются — они оба получают медали за храбрость «приятно иметь медали, не правда ли, монстрожоп?» их нельзя разлучить, этих двоих друзей… их приглашают выступать на религиозных и школьных собраниях и наконец они оба становятся членами правления индустрии по производству ситра «приятно иметь столько ситра, сколько можешь выпить, не правда ли, рыбийкал?» АБСОЛЮТНЫЙ союз, которого нельзя разрушить… однажды один из друзей обнаруживает, что он никогда ничего не произносит… он интересуется по части этого, но не получает никакого ответа — он убивает второго друга и какого–то молодого панка из города — его сажают на 90 лет… все это прошло бы незамеченным, но Джон Хьюстон — а я действительно имею в виду Джона Хьюстона — он сделал из этого Библейское кино и изменил все имена — к тому же, конечно, в сценарии ничего не было про прилавок с ситром — больше того — это была такая тягомотина «я ожидала увидеть кусочек Мобила» — сказала Принцесса «я правда ожидала увидеть кусочек Мобила» — Принцесса это обезьяна — она обычно ходит в кино по воскресеньям

БЛЮЗ КОВБОЙСКОГО АНГЕЛА

а в это время снова в техасе — в прекрасном техасе — Фрейд расхаживает взад–вперед — сражаясь со своим сапогом и пытаясь докончить Вермут — «боюсь, вы неверно поняли, Мистер Хлоп — будь я на вашем месте, я бы пошел и срубил эти деревья для своей матери» «да, но в смысле, почему вы думаете, что я это сделаю? почему вы думаете, что я намеренно поджигаю свою кровать всякий раз, когда она меня просит срубить эти деревья? почему?» «да — ну — Мистер Хлоп — возможно, это зов утробы — сами знаете — возможно, когда вы были маленьким, вы услышали, как падает дерево, и звук его БУУУМММММ и теперь, когда вы стали старше — каждый раз, когда вы слышите этот звук — в той или иной форме, конечно — вы просто хотите — или лучше сказать — осветить это?» «да, это представляется логичным — большое вам спасибо — теперь мне легче идти срубать эти деревья» «да, но запомни, сынок — дерево, падающее в лесу беззвучно, никто не услышит!» «да — ну — я тогда буду там — я больше не буду поджигать кровать» «хорошо — дайте мне знать о своих успехах и если всплывет нечто крутое — вот — примите эти таблетки — кстати, вам надо бы назвать свою мать «Стелла», чтоб только показать ей, что вы имеете в виду дело — о и пока вы там, не могли бы вы наколоть мне немного дров» «да — хорошо — еще раз большое спасибо — извините меня, сэр — у вас что–то не в порядке с сапогом?» «нет — нет — моя нога просто становится чуть–чуть волосатее — и всё» назад в этот прекрасный техас и не меняйте эту корову — Corpus Christi[36]в огне — заурядные воры — черви и миллионерские сынки–торгаши и доллары и скатывающиеся назад колоды — черная цыганская леди и сам Бадди Холли в танки и пустоты, вознесенные до Костлявого Горизонта Ли Марвином и БРИЛЛИАНТ на сорок воров и Санчо Панса Вспомненный как в Арабской лунной книге и Малькольм Икс Забытый как пойманная рыба и интересно — ах интересно, что бы — что же Это значит… Любоград так прискорбен и взрослые люди плачут — ветра здесь становятся на якорь и ты не беспокоишь ни этих слез, ни рек — ты не моешься в заброшенных ваннах, а предпочитаешь смешивать электротравы и быть сторожевым псом Великой Белой Горы… Потрясная Федра — в центре знака «Hе Беспокоить» и ноющего Черного Туза — она пытается переглядеть миску с деньгами — она — как говорят — одной ногой стоит в могиле — ученик клоуна, Пацанка, у ее ног — он профессионально известен как Кролик Груб и играет на самопальной стил–гнтаре — когда он загружен, он в натуре вгрызается в эти дела — Рыдак–Жадюга наблюдает за происходящим из вырубленной в скале кобылы и он зажигает сигарету одним из своих краденых объявлений о розыске… «любовь и волшебство» говорит Федра — Потрясная Федра — Кролик ничо не говорит — Рыдак–Жадюга говорит «давай к этому, девка!» «любовь чудесна» говорит Федра «держи их, незнакомка!» говорит Рыдак–Жадюга — Федра снимает свой стетсон — пять кроликов и простреленный во многих местах никель выскакивают оттуда «как пройти в лаос?» говорит один из кроликов «это какой–то трюк!» говорит Рыдак–Жадюга — «любовь это такое скользящее чувство» «йипии! и будь я кальяном с химкой!» говорит Рыдак–Жадюга «любовь это нежность — мягкость — пастельность» говорит Федра — которая сейчас дерется подушками — ее оружие, матрас — она стоит на брошенном зефире — ее недруг, какой–то Унитарианец, который свалился с одной из тех высоких съерр и выжил, чтобы рассказать об этом — он держит фашистскую пинту йогурта «любовь это скачка на полосатой кобыле через оргиастические равнины варварским воскресением» визжит Кролик Груб, ученик клоуна — это первое, что он сказал за весь день и теперь он в сомнении — Федру — в это время — побивают в борьбе — «конечно побивают» говорит Рыдак–Жадюга «а потом твоя кобыла кончает как эта — потом ты вкладываешь руку в ремень — ноги в погреб а потом ты начинаешь работать на верблюда — правильно?» Федра — полностью выметенная из борьбы — хватает Кролика — стаскивает с него рубаху — заламывает руки за спину — и швыряет его в ветряную мельницу — Рыдака–Жадюгу разоряют Падра и все объявления о розыске разлетаются над соединенными штатами — кобылу конфискуют и задерживают без поручительства… Мистер Хлоп — тем временем — наносит еще один визит к Фрейду «вас могут себе позволить только богачи» говорит он «только богачи могут себе позволить и все искусство — не так ли оно бывает?» «не так ли оно всегда было?» говорит Фрейд «ах да» со вздохом говорит Мистер Хлоп — «кстати — как мама?» «о, с нею все в порядке — вы знаете, ее зовут Искусство — она делает кучу денег» «о?» «да — я ей про вас всё рассказал — вы должны к нам как–нибудь зайти» «да» говорит Фрейд с улыбкой как у марты райе «да — может быть, зайду»… Федра барабанит костяшками пальцев по куску воды — расцарапывает свои змеиные укусы — проезжает автомобиль для побега, состоящий из: трех лежащих охотников с реки Бразос — двух подглядывающих в окна матерей, держащих по нескольку разложившихся изображений лили сент–кир каждая — бокового порядка бекона — нескольких недооцененных премиальных малышек, по уши накачанных декседрином — живописца с тарелкой на лице — одной гантели — Дракулы, курящего сигарету и едящего ангела — призрака читы, мадам нху и невестушки мёрфи, полностью завернутых в зубную пасту — ящика волшебных палочек и одного невинного зеваки… незачем и говорить — в машине больше нет места — Федра мрачнеет и ревет «любовь сходит С УМА ПО ПЛОМБЕ» и бьется бутылка из–под вина — взрывается техас и обед у моря — командиры кораблей с совершенными чертами — их видят — их видят водители грузовиков — водители грузовиков жалуются на налетчиков и смотрите, как командиры кораблей скачут на жеребцах в вопящий Мексиканский залив и вот является Федра «любовь сходит с ума по пломбе»… она идет бок о бок с Мистером Хлопом — который улыбается — на нем его шляпа навыворот — он ест хороший плод — С НИМ всё будет в порядке — Мистер Хлоп — с ним всё будет в порядке

ПОДЗЕМНЫЙ БЛЮЗ ТОСКИ ПО ДОМУ И БЛОНДИННЫЙ ВАЛЬС

дайте мне сказать это про Жюстину — в ней было около 160 см и венгерские глаза — она верила, что если у нее получится с Бо Диддли — у нее все станет правильно — ну, Руфи — она была совсем другая — ей всегда хотелось посмотреть петушиный бой и она поехала в Мехико, когда ей было 17 и, беглянка и отщепенка, — она встретила Бэмца, когда ей было 18 — Бэмц был из ее родного города — по крайней мере, он так сказал, когда встретил ее — когда они разругались, он сказал, что никогда ни о каком подобном месте не слыхал, но не в этом дело — все равно эти трое — они и есть Команда Царства… я их встретил точно за их столиком и они с меня взяли 2 года санкций, но я сам никогда об этом много не болтаю — Жюстина всегда пыталась доказать, что она действительно существует, словно ей нужны были доказательства — Руфи — та всегда пыталась доказать, что существует Бо Диддли и Бэмц, он пытался доказать, что он существует только для Руфи, но позже он сказал, что просто пытался доказать, что существует для себя — я? я начал интересоваться, действительно ли кто–нибудь существует, нo глубоко я никогда не копал — особенно когда Бэмц был рядом — Бэмц ненавидел себя и когда улетал чересчур высоко, то думал, что все вокруг — это зеркала

ГАДКИЙ ЮМОР ВЗБЕШЕННОГО САЙМОНА

я видел сон что повар наклонился и потряс своим кулаком над балконом и сказал да народу да народу и сказал это народу «мне нужно четыре чашки штурмовика — столовую ложку католика — пять отвратительных        параноиков немного водяного буйвола — полфунта комму-        ниста — шесть чашек бунтаря — двух миленьких атеистов — квартовую бутыль раввина — одну чайную ложку прожженного либерала — чуть–чуть противозачаточ-        ных таблеток — три четверти черного националиста — мазок порошка лимонного петуха — немного могендэйвидовских капиталистов и целую         кучу толстяков с лишними деньгами» потом появился помощник повара и прочистил глотку и потом он сказал народу да народу «также мы бы хотели пересмешника и немного знающих доярок — немного спелых изна-         силованных студенток колледжа и мокрую курицу — пару черепаховых перчаток и куропатку и джин и грушевое дерево? я пробудился от этого сна в состоянии ужаса — затем вскочил с постели и побежал на кухню — вломился в дверь и шарахнул по выключателю/ упал на согнутые колени и возблагодарил Бога что в морозильнике ничего нового не оказалось
дорогой Пак, махнул свою электрогитару на ту, которую ты называешь нутряной… на ней можно         играть в одиночестве — даже банды не надо — устраняет всякую конкуренцию, кроме, конечно, других таких же гитаристов — успехи нормально — ни малейшего        представления о том, что происходит, только все эти усатые девочки прямо сходят по мне с ума — можешь их как–нибудь попробовать — погода хорошая — выкинул все свои пластинки         лефти фриззелла — также избавился oт куртки–парки — можешь корову мою оставить у         себя, так как я ступил на путь к свободе

Я НАШЕЛ ПИАНИСТА ОЧЕНЬ КОСОГЛАЗЫМ НО КРАЙНЕ НАДЕЖНЫМ

он пришел со связанными запястьями и он нес собственную вешалку для пальто — я мог бы определить с первого взгляда, что у него не было нужды в Сонни Роллинзе, но я все же его спросил «что же случилось с грегори корсо?» он просто там встал — он вынул колоду карт и он ответил «хочешь сыграть в карты?» на что я ответил «нет, но что же случилось с джейн расселл?» он шлепнул картами и они расплылись по всей комнате «меня отец этому научил» сказал он «это называется подцеп 52, но я это называю подцеп 49, потому что мне трех карт не хватает — хо хо ну не добряк ли это и которое тут пианино?» при этом движении я с облегчением увидел, что он человек — не святой, заметьте — и очень обаятельным он не был — но тем не менее — он был человек — «вон там мое пианино» говорю я «то, что с зубами» он немедленно побрел туда и так топал по полу ногами «шшшшшш» сказал я «вы разбудите мой знак Домашним Животным Хода Нет» он пожал плечами и вынул кусок мела — он начал рисовать на моем пианино портрет своего ребенка «эй, послушайте же — у него не это не в порядке — в смысле не принимайте это близко к сердцу — к вам это не имеет никакого отношения, но мое пианино расстроено — и теперь мне все равно, что вы с ним будете делать, только настройте его — настройте его хорошенько» «мой ребенок будет астронавтом» «я б надеялся на это» говорю ему я «и кстати — могли бы вы мне сказать, что случилось с юлием ларозой?» портрет авраама линкольна падает с потолка «этот парень похож на девушку — я видел его на Попойке — он голубой» «как вы мудры» говорю я «поторопитесь и настройте пжалста мне пианино — в полночь ко мне придет эта молоденькая гейша и она тащится по прыжкам на нем» «мой ребенок будет астронавтом» «давайте — приступайте — мое пианино — мое пианино — давайте, оно расстроено» он тотчас достает свое приспособление и начинает стукать по нескольким верхним нотам — «да — а оно расстроено» говорит он «но уже и 5:30» «и что?» спрашиваю я в крайней меланхолии «значит конец работы — вот что» «конец работы?» «слушай, старик, я член профсоюза…» «слушай сам — ты слышал когда–нибудь о вуди гатри? он тоже был членом профсоюза и он боролся за то, чтобы организовать союзы, такие как ваш и он врубался в то, что нужно людям и знаешь ли ты, что бы он сказал, если бы узнал, что член профсоюза — видит Бог, простой рядовой член профсоюза — плюет на нужды бедного, вечно скитающегося бродяги — знаешь ли ты, что б он сказал, знаешь, что б он подумал?» «ладно, я устал от твоего фонтана имен — не слыхал я ни про какого удигасри и все равно…» «вуди гатри, а не удигасри!» «ну и все равно не знаю чё бы он сказал, а завтра — если вы хотите завтра другого человека — вам только надо позвонить и профсоюз пришлет вам с радостью кого–нибудь — а мне наплевать — по мне это всего лишь еще одна работа, старик — еще одна работа» «ЧТО! ты даже не гордишься своей работой? да я ни за что не поверю! ты знаешь, что б удигасри сделал с тобой, ты? в смысле, что б он о тебе подумал?» «я иду домой — мне здесь осточертело — это не мой стиль и всё и всё равно я не слышал ни о каком будидасри» «удигасри, ты, жалкая душонка — а не будидасри и убирайся из моего дома — убирайся сию же секунду!» «мой ребенок будет астронавтом» «и плевать — ты меня не подкупишь — я выше этого — убирайся — убирайся»… после его ухода я пытаюсь поиграть на пианино — бесполезно — оно звучит как вопящий переулок — меняю свой знак Домашним Животным Хода Нет на знак Дом Милый Дом и спрашиваю себя, почему у меня нет друзей… начинается дождь — дождь звучит как точилка для карандашей — я выглядываю в окно и все гуляют без шляп — на часах 5:31 — время отмечать чей–нибудь день рождения — настройщик забыл свою вешалку для пальто… что действительно западло

ВАНДАЛЫ СПЕРЛИ РУКОЯТКИ (ОПЕРА)

в Округ Южной Герцогини приходит Их и Вулвортский Дурак и торжествующая алиса токлас, Национальный Банк в рубашках с короткими рукавами и правильные сторонники — преисполненные искренностью правильные сторонники — Дом при последнем издыхании — по–прежнему размножается и погреб, полный воображаемых русских крестьянских девушек с треугольниками в руках — треугольники настоящие — Дом на Страшносудграде, академии — жрец со своим выигрышем от Рено, спускающийся на парашюте … «интегрируйте дом!» «только если вы пожелаете жить там, где вас не хотят» «тогда разбомбите дом!» «только если вы пожелаете жить там сами» «что вы тогда предлагаете?» «это бессмысленный дом — оставьте его в покое — он сам в себе несчастен — он порождает бедствия — он заставляет вас выучивать то, что не имеет никакого отношения ко внешнему миру а потом он вас туда вышвыривает — вы дому не нужны — чего ради вы так низко опускаетесь и нуждаетесь в нем — уходите — уезжайте далеко–далеко от дома» «нет, мой друг, ваш метод мышления называется капитуляция» «поступайте как хотите, ваш метод называется проигрыш — это даже не метод мышления» жрец уходит, опустив очи долу — он изучает камни, но он забыл, что его парашют уже был один раз использован… алиса токлас лежит на покрытом травой бугорке и благословляет цветочек «ох недруг — берегись недруга — недруг это санта клаус!»… она цветочку не нужна — цветочку нужен дождик

ШЕРИФ В МАШИНЕРИИ

Каём — мальчик–псих — зачатый в Пепельную Среду, когда Слямз встречает девочку Подлизу — новый Слямз, он скручен — он полностью свихнулся — с тех пор как карлик (который оказался ребенком–актером, курящим сигару) потоптался на нем как на воздушном шарике, Слямз совершенно изменился — говорят, он парализовал продавца газ–воды в своем родном городке

ФАЛЬШИВАЯ РЕСНИЦА В ПЕРЕДАЧЕ МАРИИ

мария — она мексиканка — но она такая же американка как и Воющий Волк — «мой встревоженный ум, он меня раздражает! я не могу успокоиться! я отвратителен!» говорит ее брат тайком перебирающийся через границу и напивающийся костлявыми шлюхами и Турецким газом — «марии необходимо уколоться» говорит Король Селянин «ей нужно уколоться Богом, которому очень скучно» — остальные селяне поют песню, которая звучит как «о деньки сорок девятого» с уэльским акцентом и Адлаи Стивенсон начинает беспорядки на вершине горы… было время, когда мария, чтобы заработать на жизнь, заколачивала гробы — «я расколошмачу зеркальное окно над головой Адлаи Стивенсона!» говорит ее бpат, надравшись Турецким газом «я ему докажу, что он тоже мазохист — я заставлю его извиваться как женщина и oн пожалеет, что не едет товарным поездом во Фриско» — морпех с обглоданным пальцем — Жозефина — чей дeдушка умер в Шайло — разок ткнул марию ножом и спрятал ее одежду — она была арестована по обвинению в инцесте… Король Селянин, медленно умирающий от рака, сейчас полирует свою шумную бороду и бормочет «менты — прогресс — американские монументы» и «ничто не имеет значения» мария недавно занималась любовью с нищим — он был переодет в чрезмерно броскую фольгу — они этим занимались в перемётной суме — она может пробежать милю за 5 целых и 9 десятых дня и гастролирующее шоу, которое проезжает через городок однажды в год, уважает ее за это

АЛЬ ААРАФ И КОМИТЕТ ПРИНУЖДЕНИЯ

и вот анархист — мы зовем его Стон — он нас берет и Медуза — она несет парики — Стон несет географические карты — к полудню мы в Бездном Холле — на стене тени жонглеров и с челсийской части потолка падает Монах — парень Стона — Медуза идет в комнату с двумя мечами над дверью — внутри какие–то убирающиеся зеркала — Медуза исчезает… Увык, странный двойник организации — выходит из комнаты, неся зеркало — оба меча над дверью падают — один втыкается в пол — другой разрезает его на две половинки… Монах, типичный лизоблюд и писатель эксцентричных шуточек для рассказывания самому себе в тех случаях если ты когда–либо оказываешься подвешенным в Андах — он вводит нас в комнату с китайскими поговорками, которые все гласят «порабощенный пенни это пенни это пенни это пенни»… там есть гигантское увеличительное стекло и Монах немедленно распадается… после ланча ты слышишь в громкоговорителе энергичный грохот скал и автокатастроф и Чанг Чунг — некий преходящий и профессиональный с верхом чувственный бездельник безо всякой гордости или стыда н он продает бунтарские клики войны и памфлеты «как стать таблеткой для контроля рождаемости» — «изобрети мне подпись» говорит Стон «я должен подписать кое–какие бумаги касательно зипперов истины» «зиплеры истины!» говорит Чанг Чунг «истины нет!» «правильно» говорит Стон «но есть зипперы» «прости пожалуйста — пласти пазалюста — тут ошибся я — дело просто в том, что сегодня я обул огромные башмаки» «постарайся, чтоб так больше не было» говорит Стон пристально глядя на свои собственные ботинки… вот из глубины холла в инвалидном кресле появляется Фотолапочка — она цветочек Стона и она ест коровью лепешку

Примечания

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE