READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Орден Ассасинов (Order Assasinov)

image

звездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвездазвезда
Рейтинг книги:  0.0  Оценить книгу

Всемирная история бесчестья предстает перед читателем на страницах этого оригинального фундаментального исследования по проблеме убийства человеком себе подобных.
«О люди! О порождение крокодилов!» — вскричал бы снова Карл Моор, прочитав это произведение. Уилсон с хладнокровием опытного хирурга препарирует сознание средневековых ассасинов и представителей сект индийских душителей, переносясь во времени к Джеку Потрошителю и другим серийным убийцам больших городов. Пытаясь влезть в саму сердцевину мозга современного ассасина, автор вполне доходчиво отвечает на вопросы «Как?» и «Почему?» «Орден Ассасинов» — одна из главных работ Колина Уилсона, впервые представлена российскому читателю в полном объеме.

Автор: Уилсон Колин

Скачать книгу Орден Ассасинов: doc | fb2 | txt


Орден Ассасинов

Посвящается Эндрю Кроушоу

Благодарности

Я хотел бы поблагодарить Роджера Стейплса за присланные газетные вырезки о деле Коллинза, Стива Геллера за отчеты в прессе о деле Мэнсона, а также за предоставленную рукопись своей книги «Музыкальные представления об убийстве», Хэнка Ван Гелре за то, что сохранил для меня детали дела Ганса Ван Зона, Брайана Марринера за практическую и теоретическую помощь при написании порнографической главы, Алана Брука за неоценимую помощь и советы, Дэна МакДугалда (Атланта, Джорджия) за то, что он прислал мне свои материалы относительно ситуационной психотерапии, (см. библиографию), А. Е. Ван Вогта за то, что разрешил цитировать свое неопубликованное эссе «Неистовый Мужчина», а также «Обзервер» и «Санди Таймc» за то, что разрешили цитировать материалы, опубликованные в их сопутствующих цветных приложениях.

Предисловие

Данная книга завершает мою «трилогию убийства», первые две части которой называются «Энциклопедия убийства» и «Хроники убийства».

«Энциклопедия» представляет собой простой справочник; в оглавлении убийства классифицируются по методу исполнения, оружию и мотиву. «Хроники» являются исследованием социальной истории убийства, изменений в стилях и мотивах убийства, начиная с четырнадцатого века. Данная часть трилогии имеет отношение, прежде всего, к психологии убийства. Если быть точным, то к инстинкту ассасина, который можно охарактеризовать как убийство, совершаемое ради самого убийства.

Глава первая. Кошмарные создания

В 1273 году венецианский путешественник Марко Поло проходил через долину Аламут в Персии и увидел там замок Горного Старца, главы персидской ветви секты исмаилитов, или Ассасинов. К тому времени история секты насчитывала двести лет, а сама секта находилась на грани уничтожения из-за монголов, захвативших Средний Запад под предводительством Чингисхана.

Глава вторая. Философия воли

10 июля 1958 года два мексиканских ребенка стояли на тротуаре в городе Куба, штат Нью-Мексико; мать одного из них разговаривала с соседкой в нескольких ярдах от них. «Джип» проехал вдоль почти пустой улицы и остановился напротив группы людей: бородатый мужчина за рулем поднял винтовку, дважды выстрелил и уехал прочь, один ребенок был убит, другой - смертельно ранен. Кто-то заметил номер «джипа», и позже в тот же день отряд полицейских окружил дом его владельца, американского исследователя природных ресурсов по имени Норман Фуз, в лагере в горах. Фуза обезвредили после выстрела в ногу. Он даже не пытался отрицать того, что стрелял в детей; причина, как он объяснил, заключалась в желании сделать что-нибудь, что сдержало бы взрыв рождаемости. «Если рождаемость будет расти такими же темпами, то еды на всех не хватит, и каждый из нас будет жить на нескольких квадратных футах земли». Полицейский спросил: знает ли он, что у матери убитой девочки одиннадцать детей. «Нет, но когда я увидел детей, мне пришло в голову, что их слишком много в этом мире. И я решил начать избавляться от них...»

Глава третья. Порнография и закон уменьшающихся доходов

Порнография отражает фантазии эпохи и природу ее болезни. В данный момент с этой точки зрения необходимо рассмотреть некоторые изменения в природе порнографии, которые произошли за последний век.

«Червяк в бутоне» Роберта Пирсолла и «Другие Викторианцы» Стивена Маркуса могут быть взяты в качестве типичных исследований сексуальности викторианской эпохи. Обнаружено, что сексуальные фантазии викторианской эпохи были по большей части обусловлены чувством «запретности» секса. Поскольку женщина была с головы до ног покрыта слоями шерстяных и хлопковых материй, женское тело само по себе могло служить сосредоточением мужского желания. Для того чтобы продвинуться в область запретного, фантазии достаточно только предусмотреть снятие с нее всех этих одежд и позволить мужчине использовать ее тело. Дальнейшие уточнения вряд ли необходимы. Так в «Жемчужине», популярном викторианском «подпольном» журнале (1879-1880), едва ли превосходился уровень безнравственности школьников. Это являлось определенным результатом «порки» (что было неминуемо в стране, в которой существовала профессия, вынуждающая пороть школьников по голому заду), но, несмотря на это, секс был в высшей степени непосредственным, если не полностью нереалистичным. Герой в основном представлял собой состоятельного молодого человека, чьи амбиции требовали овладеть каждой девушкой на свете. Негодяи - или, по меньшей мере, те, кто портит людям настроение, - это жены и тещи, которые стоят у него на пути.

Глава четвертая. «Магический» образ мысли

Изменение в стиле порнографии от шлепков по заду викторианской эпохи до тошнотворного насилия 1970-ых соответствует изменению в типе преступлений, от Маделейн Смит[20] до Чарльза Мэнсона. Джаззивик, «мужчина, который изнасиловал Сан-Франциско», думает, что его изнасилования являются протестом против общественного порядка и являются глотком свободы. Семья Мэнсона думала то же самое относительно своих убийств. Анализ ритуальной и символической природы секса дает нам возможность понять зеркальные неоднозначности следствия по делу Мэнсона. «Семья» совершила логическую ошибку того же типа, что и писатели-порнографы: путая символический акт с конкретной действительностью. Это можно сравнить с брошенным в мираж камнем, который попадает, что бы ни случилось, в то место, где появился мираж.

Глава пятая. Человек, который прав

Теперь необходимо более детально обсудить вопросы, которые больше имеют отношение к самоуважению и воле к власти.

Ясно, что сила, которая движет убийцами вроде Шира Али, виновного в смерти лорда Майо, является любопытной смесью из самоуважения и эмоционального самообмана (или «волшебства»). Это подтвердится, если мы обратимся к необычайно большому числу политических убийц (например, Лючени с его фразой «Как бы я хотел убить кого-нибудь, но это должен быть кто-то важный, чтобы сообщение об убийстве попало в газеты»). Классическим примером является Чарльз Гито, убийца президента Гарфилда, о котором пишет Роберт Дж. Донован[27]:

Глава шестая. Убийство и романтизм

В книге «Аутсайдер» я попытался показать связь между творческой неудовлетворенностью и насилием. В состоянии умственного напряжения, - которое проистекает из разочарования в своих творческих потребностях, - Нижинский столкнул свою жену с лестницы, Ван Гог попытался убить Гогена, а затем отрезал свое ухо; остальные «аутсайдеры» лишились рассудка, подобно Ницше, или поступили с «просчитанной безрассудностью», как Т. Е. Лоуренс, вступивший в армию как рядовой. Филипп О’Коннор, бывший бродяга, правильно понял эту проблему в своей книге о бродяжничестве: «Мои [бродяжнические] экскурсии были мотивированы тем, что психиатры назвали бы неврозом. Но, по правде говоря, это была разумная попытка... выбраться из совершенно нервного обычая - жить “респектабельно”».

Глава седьмая. Синтез Достоевского

Всем здоровым существам требуется сфера для приложения своей энергии. Самое важное различие между социально привилегированными и непривилегированными людьми заключается в том, что дети богатых родителей могут выбрать более широкую сферу способов реализации своей энергии: катание на лыжах, альпинизм, охота на крупных животных, исследования, автогонки. В сравнении с этим у сына родителей из рабочего класса немного выходов для энергии; его свобода ограничена необходимостью иметь крышу над головой и есть хотя бы один раз в день. Он может проводить две недели своего ежегодного отпуска, исследуя пещеры или карабкаясь по горам; он может пойти служить в военно-морской флот, чтобы «увидеть мир»; он может стать хиппи и доехать автостопом туда, где климат теплее. Но что бы он ни делал, недостаток денег ограничит его свободу.

Глава восьмая. Скрытое заблуждение

Дело Мэнсона, несомненно, оставляет основные спорные вопросы открытыми. Действительно ли наше общество настолько порочно, что кроме тотальной революции ничего не может исправить положение вещей? Заключена ли проблема в природе технической цивилизации, затягивающей нас в будущее быстрее, чем мы можем приспособиться? Еще в далеком 1941 году Г. Дж. Уэллс заметил, что цивилизация за последние сорок лет изменилась сильнее, чем за последние четыре столетия. И темп изменения возрастает, создавая чувство дезинтеграции:

Глава девятая. Путь вперед

Спустя век после публикации «Рождественских гимнов» Маслоу сформулировал свою теорию иерархии ценностей, и колесо сделало полный оборот. Не потому, что Маслоу был единственным психологом, которому внушал недоверие жестокий пессимистический взгляд Фрейда па человеческую природу. И Адлер и Юнг придавали особое значение важности общественных импульсов человека. Отто Ранк, который одно время был ближайшим последователем Фрейда, построил свою собственную позднюю психологию на потрясающем предположении, что основная человеческая движущая сила - это воля к здоровью, и что человек заболевает только тогда, когда эта основная роля поражена проблемами и страхами. Другие психологи предпочитали «философский» подход Гуссерля и Хайдеггера с их акцентом на человеческом ощущении странности в чужой вселенной; Людвиг Бинсвангер, Медард Босс, Эрвин Страус и другие основали школу, которая стала известной как «экзистенциальная психология». Во время войны еще один психиатр, Виктор Франкл, наблюдал в нацистском концлагере, что люди лучше всего себя чувствуют, когда им есть чего с нетерпением ожидать, и склонны заболевать, когда у них нет движущей вперед силы. Его психология (которую он назвал логотерапией) имеет отношение к стремлению к смыслу как главной человеческой потребности[59]. Но никто из них не сформулировал простую идею, - что человеческая природа облагает «более высокими потолками», - с такой силой и доходчивостью, как Маслоу.

Приложение. Новая теория Потрошителя

Томас Стоуэлл, нейрохирург, умер несколько недель назад, вызвав перед этим что-то вроде скандала своими предположениями о личности Джека Потрошителя. На самом деле он не назвал имени подозреваемого, но он и не оставил больше никаких сомнений относительно этого. Его сын, очевидно, был настолько раздражен всей этой оглаской, что сжег все бумаги своего отца, относящиеся к этому делу. Так что, по-видимому, мы никогда не узнаем правды…

Библиография

ANONYMOUS: My Secret Life. 2 vols. Grove Press, N.Y., 1966.

ARDREY, ROBERT: The Social Contract. Collins, 1970.

CAMPS, FRANCIS E.: The Investigation of Murder. Michael Joseph, 1966. Medical and Scientific Investigation in the Christie Case. Medical publications Ltd, 1953.

DONOVAN, ROBERT J.: The Assassins. Elek Books, 1956.

FRANKL, VICTOR: Man’s Search for Meaning. Washington Square Press, N.Y., 1965.

GELLER, STIVE: Musical Impressions of Murder (the Manson Case) Not Yet Published.

Примечания

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE