READ FREE — лучшая электронная библиотека
Писатели
АБВГДЕЁЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЪЫЬЭЮЯ

Главная
Поколение А (Generation A)

image

9876543211
Рейтинг книги:  9.00  оценки: 2

Кто-то спился, кто-то — сторчался, кто-то просто вырос и продался истеблишменту. История поколения Х закончена. Настали «нулевые» — время Поколения А. Новая Зеландия. Франция. Канада. Шри-Ланка. Средний Запад США. Людей поколения А все больше. Пока что их можно не замечать, игнорировать, не принимать всерьез. Но они... изменят мир, и это только — вопрос времени. Вопрос только, — хочет ли мир, чтоб Поколение А его изменяло?

Автор: Коупленд Дуглас

Скачать книгу Поколение А: doc | fb2 | txt


АРДЖ

Тринкомали, Шри-Ланка

Нельзя жить на свете и не думать обо всех историях, которыми мы связываем воедино это место, что зовется «наш мир». Без историй, созданных людьми, наша вселенная — всего лишь мертвые камни, облака, лава и мрак. Деревня, смытая теплыми водами, где не осталось уже ничего.

ЗАК

Округ Махаска, Айова

Кукурузные поля — это страшная штука. На всей нашей мудацкой планете не сыщешь другой такой страсти и ужасти. Не в смысле «беднягу Джо Пеши забили до смерти бейсбольной битой», и не в смысле загадочных кругов на полях, которые оставляют инопланетяне, и не в смысле зверски убитых и расчлененных хичхайкеров, и даже не в смысле, что «после вскрытия останки инопланетных пришельцев были использованы в качестве удобрений». Я имею в виду «продукцию крупных агропромышленных, продовольственных и биотехнических корпораций типа «Big Corn»/«Archer Daniels Midland»/«Cargill»/«Monsanto» — генетически модифицированную сельскохозяйственную культуру с ультравысоким содержанием фруктозы». Кукуруза — кошмар наяву. Тысячу лет назад это был травянистый стебель с одним крошечным хилым початком; теперь это огромный лоснящийся дилдо длиной в добрый фут. Кстати, вы знаете, что длина молекулы кукурузного крахмала — одна миля? Так вот, в семидесятых годах пресловутая «Большая кукурузина», то есть компания «Big Corn», запатентовала какой-то новый фермент, превращающий эти мили и мили крахмала в триллионы молекул фруктозы. А спустя пару лет вся эта свежевыделенная фруктоза обрушилась на рынок и разнесла на хрен всю национальную пищевую цепь. Ба-бах! И вся нация дружно страдает ожирением. Человеческий организм не приспособлен к таким мощным вливаниям фруктозы. Получая убойную дозу, организм «зависает» и не может понять, как ему дальше работать. Э-э-э... и что с этим делать? Превращать это в какашку или все-таки в жир?Да, наверное, в жир!Кукуруза отключила систему, отвечающую за производство фекалий. И что на это ответили крупные агропромышленные корпорации? Кто ?! Мы ?! Мы способствуем эпидемии ожирения ? Нет, ребята. Не надо вешать на нас всех собак. Просто в восьмидесятых люди стали чаще «перекусывать». Так что заткнитесь, пожалуйста, и пейте свою «Колу — Новая формула».

САМАНТА

Палмерстон-Норт, Вангануи, Новая Зеландия

Ну, значит, так. Когда меня ужалила пчела, я стояла в высокой траве рядом с цветущим кустарником, а высоко в небе парила стайка смеющихся горлиц. В смысле, они не смеялись. Они просто так называются — смеющиеся. У меня было чувство, как будто время повернулось вспять, и меня занесло в недалекое прошлое, когда цветы были повсюду и воспринимались как должное. Если нужно конкретнее: этот самый цветущий кустарник, возле которого я стояла, располагался у пересечения Вебер-Форк-роуд и шоссе № 52, в двадцати милях от восточного побережья, в восточной части провинции Вангануи.

ЖЮЛЬЕН

12-й округ, Париж, Франция

Я считаю, судьба — устаревшее понятие. Все в мире строится на причинах и следствиях, а судьба тут вообще ни при чем. Пчелиный укус? Как это сентиментально. Как старомодно... А потом, когда нас пятерых ужалили пчелы, к нам ко всем начали относиться как к «шоколадным детишкам» — ну, той пятерке счастливчиков, попавших на шоколадную фабрику Вилли Вонки. Пфе!

ДИАНА

Норт-Бей, Онтарио, Канада

Меня зовут Диана, и — да, вы угадали! — меня назвали в честь принцессы Дианы. Так же, как мою маму назвали в честь Жаклин Кеннеди. Plus са change*. Я самая старшая из «шоколадных детишек» (как нас называет Жюльен), и, наверное, поэтому все остальные из «счастливчиков Вонки» относились ко мне поначалу, скорее, как к старшей сестре. Я хорошо помню, как и когда меня ужалила пчела.

АРДЖ

В юности я помогал старшему брату сопровождать туристов — в основном молодых американцев, которые приезжали на остров, чтобы «найти себя». Сколько мне приходилось выслушивать всякого бреда, когда какой-нибудь Крис, или Макс, или Крейг горячо обсуждали, что значит «обрести подлинную свободу внутри своего сознания»! Мне хотелось их поубивать. А что такого?! Нормальное человеческое желание. Когда эти Крейги считали, что я их не слышу, они называли брата Апу, а меня — мини-Апу и отпускали дурацкие шуточки насчет магазинчика «На скорую руку»*. Ну, да. Откуда им было знать, что когда у меня на работе выдавалась свободная минутка, я тут же садился смотреть онлайн «Симпсонов» и «Гриффинов» и вообще лазил по нету в поисках всяких забавных и интересных штук, которыми до сих пор увлекаюсь. Например, серийной фотосъемкой и японскими гейм-шоу. Так что я знал их как облупленных, этих Крейгов обоего пола с татуировками на лодыжках — в основном с изображением Дьявола и птички Твити.

ЗАК

Когда меня ужалила пчела, я сначала подумал: «Какого хрена ?», — потом увидел пчелу у себя на бедре, а потом меня начало разносить. Я раздувался, как воздушный шар. Чарльз спросил, что происходит, и я передвинул веб-камеру, чтобы показать ему пчелиный трупик. Сперва он подумал, что я прикалываюсь — и его можно понять. Я бы тоже не поверил. Но потом меня раздуло уже всерьез, и я начал задыхаться, и если бы не Чарльз, бывший на связи по спутнику, я бы точно скопытился, и никто никогда не узнал бы, что я был первым. Первым за последние пять лет человеком на Земле, ужаленным пчелой.

САМАНТА

— Una abeja le ha picado ?
— Si! Да, Симона... то есть... что? Прости, пожалуйста, я... что?
— Samantha, usted esta fingiendo?
— Нет, я не придуряюсь. Меня действительно ужалила пчела.

ЖЮЛЬЕН

Военные прибыли быстро. Спецназовцы оцепили весь парк. Действовали, как всегда, безыскусно — грубо и жестко. Никакого понятия о манерах. Одно слово, уроды.
Старая грымза номер раз сфотографировала пчелу камерой в сотовом телефоне. Потом позвонила в полицию — или в службу спасения, я не знаю, — переслала им фотку и вернулась к своим молитвам. Я поднял пчелиный трупик с земли, положил на ладонь и принялся рассматривать жало. У меня очень хорошее зрение. Жало было совсем крошечным, но все равно выглядело оно грозно. Кожа вокруг укуса слегка покраснела и жутко чесалась. Но я решил потерпеть и не расчесывать, чтобы не стало хуже. Когда я поднял глаза, к нашей скамейке уже подошел целый взвод полицейских. Со злобными лицами и с пистолетами наголо. Старых кошелок подхватили под руки и отвели в сторонку, где оставили под присмотром троих полицейских. Кто-то из офицеров схватил меня за руку и принялся орать: «Где пчела?». Я молча указал на пчелиный трупик, который буквально за пару секунд до того положил на скамейку. Судя по бурной реакции стражей порядка, можно было подумать, что это не крошечное насекомое, считавшееся вымершим, а как минимум пусковое устройство для межконтинентальной ядерной ракеты. Кто-то из полицейских дал подтверждение по рации, что это действительно самая что ни на есть настоящая Apis mellifera. Меня спросили, что произошло. Вокруг уже собиралась толпа любопытных. Наверное, думали, что я какой-нибудь мелкий воришка, задержанный доблестными служителями закона. Ну и ладно. И пошли все в жопу. На парковую дорожку вырулил небольшой автофургон с белым прицепом, какие обычно не ездят по городу. В таких домах на колесах жирные америкосы разъезжают по своим бескрайним пустыням и ждут, когда за ними придет смерть. Машина заехала на лужайку рядом с моей скамейкой и остановилась. Из прицепа выбрались какие-то люди в белых халатах. Я так понял, ученые. Потом послышался рев вертолетов. С севера, со стороны Монтерея, к нам приближались пять SA-330. Больше всего мне хотелось вернуться в мир «World of Warcrafb, исчезнуть с этой несчастной планеты с ее деревьями, набожными старушенциями и причинно-следственными связями.

ДИАНА

Когда меня ужалила плеча, я отреагировала точно так же, как если бы что-то подобное случилось еще до того, как пчелы исчезли с лица Земли. Я заорала: «Блядь, на хуй, больно!», — и хлопнула себя по руке. Пчела упала на землю. Митч, Эрик и его дорогая женушка уставились на меня, как будто я плакала кровавыми слезами или что-нибудь в этом роде.
— Что, на хуй, уставились? Долбоебы!

АРДЖ

Пчела! Пчела! Вы даже не представляете, как я разволновался. Помню, еще ребенком я наблюдал, как они кружат среди палисандровых деревьев в гавани или среди плюмерий у почты под жарким полуденным солнцем. Наша учительница в младшей школе — миссис Эймс из Коннектикута, заскучавшая домохозяйка, супруга какого-то чина из ЮНЕСКО — очень много рассказывала о пчелах и учила нас относиться к ним как к друзьям, а не как к врагам. Очень мудрый подход, я считаю. То же самое можно сказать и о дождевых червях. Если вас с самого раннего детства учили, что они не противные, а даже вполне симпатичные, вы не будете испытывать к ним отвращения. В конце концов, спагетти по-болонски тоже зрелище не для слабонервных. И особенно — в первый раз. Я мог бы составить целый список подобных примеров, но не хочу вас утомлять.

ЗАК

Ну и как тебя звать? — Называй меня Лайза.
— Здравствуй, Лайза. Я так понимаю, тут у меня установлено сотни две-три скрытых камер?
— Данное предположение отчасти верно.

САМАНТА

Все-таки насильственная нейтральность наших карантинных палат была какой-то чрезмерной. Мы страдали не столько от одиночества, сколько от полного отсутствия информации. Проще сказать, изнывали от скуки. Да и кормили нас там, прямо скажем, неважно: какая-то странная перетертая масса, сформированная в студенистые кубики. Лайза сказала, что до меня эта комната ни для кого не использовалась, и я ответила, что меня это не удивляет. Как оказалось, такие палаты были устроены во всех крупных биохимических лабораториях мира, и их несколько лет держали наготове — на тот случай, если кого-то ужалит пчела. Пять лет эти комнаты пустовали, и ученые уже потеряли надежду. Но все-таки дождались. Ладно.

ЖЮЛЬЕН

Пока я не открыл для себя в прошлом году «World of Warcraft», я целыми днями валялся на диване и читал переводные японские комиксы из серии «Космический линкор «Ямато». Пересмотрел все DVD со всеми сезонами аниме-сериала, снятого по этим комиксам. В версии для иностранцев сериал назывался «Star Blazers», и там были вырезаны все сцены секса и убран тонкий налет изысканного фашизма, который присутствует в японской версии. Думаю, где-то должны быть новые пиратские издания без цензуры. Если вдруг у кого-то они уже есть, я вас очень прошу, перешлите их мне! Мне нужно это увидеть! Я хочу, чтобы этот замечательный сериал навсегда поселился в мировом эфире — в виде свободных электронов, перетекающих по каналам беспроводной связи с одного жесткого диска на другой, — во всемирной компьютерной сети, где уже есть репортажи о том, как меня, упакованного в толстый пластиковый мешок, выносят из автоприцепа и загружают в контейнер грузовика службы химической защиты.

ДИАНА

Как-то под Рождество, года два-три назад, мы с девчонками собрались в церкви, чтобы обсудить постановку рождественского спектакля. Элейн опаздывала, и мы все ее ждали. И я пошутила: «Кажется, вознесение праведных уже совершилось. И взяли только Элейн». Никто даже не улыбнулся. Какое там чувство юмора?! Полное отсутствие всяческого присутствия.
Тупые блядищи, меня от них тянет блевать. Прошу прощения.

АРДЖ

Мое пребывание в нейтральной палате было похоже на одну затяжную Ночь тысячи Крейгов — все эти беспрестанные крейговские вопросы:
Вы ощущаете себя свободным внутри, у себя в голове? В какой цвет вы бы покрасили свою голову изнутри? Представьте, что я украл у вас воспоминания детства. Вас это обидело ?
В итоге, мы не попали в Мэриленд. Аномальная снежная буря в разгаре лета вынудила нас изменить маршрут, и меня отвезли в другой Центр профилактики и контроля болезней. В районе под странным называнием Треугольник науки, в Северной Каролине.

ЗАК

Вы когда-нибудь спали с восторженными поклонницами? Это офигительно, правда-правда. А если все делать с умом, то эти поклонницы будут еще убираться, стирать и готовить тебе омлеты. И это никакая не эксплуатация. Ты разрешаешь им заботиться о тебе, и от этого у них повышается самооценка и укрепляется чувство собственного достоинства. На самом деле ты отдаешь значительно больше, чем берешь. Это взаимовыгодное сотрудничество, когда все довольны и счастливы. Поверьте Заку, он знает о чем говорит.

САМАНТА

Я не знала, что делать. В конце концов я позвонила Финбару. Мне было проще позвонить ему, чем кому-то из моих так называемых друзей. В жизни каждой незамужней женщины бывают моменты, когда все друзья исчезают и не остается вообще никого. А Финбар, с другой стороны, запланировал три вечеринки и составил мне полный набор средств для комплексного ухода за кожей еще до того, как я закончила излагать свою слезную просьбу о «политическом убежище».

ЖЮЛЬЕН

Если уподобить страны наркотикам, то Швейцария — это самая поганая наркота. Уж лучше бы я оставался в нейтральной палате. По крайней мере там меня периодически «опыляли» каким-то снотворным, и это все-таки помогало убивать время. Жители Женевы — все такие откормленные, лоснящиеся, с довольными, сытыми рожами — всем своим видом дают понять, что они продолжают питаться, как питались раньше, и опылительный кризис по ним не ударил. Какие-то темные тайны? А как же! У них у каждого наверняка есть потайные подвалы, где они держат сексуальных рабов и рабынь с непременными кляпами во рту в виде таких разноцветных резиновых шариков — ну, или что-то еще в таком роде, столь же постыдное и извращенное. Моя бабуля, похоже, окончательно впала в маразм. Она даже не знала, что пчелы исчезли. Хотя и заметила, что в магазинах начались перебои с клубничным джемом, а все «натуральные» фруктовые соки на вкус — как искусственные, потому что они и есть искусственные. Что еще? Я узнал много нового и интересного про папу. Например, как он расслабляется по вечерам в будние дни после работы: отвисает в каком-нибудь баре в Мейрине, тихо накачивается шнапсом и посредством YouTube предается воспоминаниям о далеком прекрасном прошлом (НАСА; «Velvet Underground»; Леона Льюис, исполняющая «Somewhere Over the Rainbow» на талант-шоу «The X Factor»). И еще он принимает солон.

ДИАНА

Догадайтесь, что было дальше. Чисто из любопытства я вскрыла эту упаковку солона. Выдавила из блистера одну таблетку, но даже не донесла ее до рта — бамс! — и уже в следующую секунду я лежу на полу и задыхаюсь, подавившись собственным языком. Меня спасло только то, что именно в эту минуту в клинику вломились два малолетних преступника — пробрались с черного хода и обчистили склад медикаментов, где у нас хранятся наркотические обезволивающие препараты. Если бы не эти ребята, я бы не выжила, это точно. Они услышали, как я хриплю, позвонили в службу спасения, сунули трубку мне в руку и смылись с добычей. И бог им в помощь! Люблю, когда люди доводят задуманное до конца. К несчастью, ребята не дотерпели до дома и решили закинуться колесами по пути, так что их взяли тепленькими на автостоянке перед «A&W», и теперь они ходят в оранжевых спецовках и подметают тротуары под новой линией электропередачи на берегу Гудзонского залива — той самой, которую недавно купило китайское правительство.

АРДЖ

О, хоть немного пожить жизнью Крейгов — жизнью богов! Реки пьянящего пива, небрежный американский стиль и сомнительная мораль.
Крейги обоего пола встретили меня с распростертыми объятиями и приняли в свое племя. Американские девушки смотрели на меня влюбленными глазами — о таком я не смел и мечтать! Мои обширные познания в области шерстяной одежды и маленьких хитростей современной розничной торговли произвели неизгладимое впечатление на этих прелестных, амбициозных созданий — и особенно на юную Андреа. Она привела меня в какую-то комнату — обставленную с безупречным вкусом, как и все помещения в штаб-квартире «A&F» — и представила своим коллегам:
— Ребята, знакомьтесь. Это Апу. Правда, он милый? — Она обернулась ко мне: — Ты совсем не похож на террориста, Апу. Погоди... — Она вдруг нахмурилась. — Ты же не из «Спящей ячейки», да?

ЗАК

Яблоко было такое вкусное. Оно хрустело, когда я его кусал. Было твердым, но вовсе не жестким. И таким сочным! Я сидел в кабине комбайна и наслаждался вкусом настоящего яблока: сладким, с легкой кислинкой и чуточку пряным. Яблоко сорта «брэберн». Выращено в Южном Орегоне, на элитарной яблочной ферме, где используется исключительно ручное опыление. В свое время «брэберн» считался важным коммерческим сортом. Его вывели в Новой Зеландии в 1950-х годах, и в последние десятилетия двадцатого века этот сорт стал одним из наиболее популярных в мире. Когда-то «брэберны» составляли сорок процентов от всего производства яблок в Новой Зеландии. Даже в штате Вашингтон, крупнейшем в США яблочном регионе, где всегда первенствовали «редделишес» и «голден делишес», «брэберны» входили в первую пятерку наиболее выращиваемых сортов. Но это было еще до того, как наступил опылительный кризис.

САМАНТА

Привет, Земля! В первый раз это случилось в машине, когда мы с Фин-баром возвращались домой после поездки на ПЧЕЛКУ-52. Мой первый опыт «выхода из тела». Я спокойно сидела, смотрела в окно, а потом — раз! — и я уже как бы парю над машиной и смотрю на себя и Финбара сверху. Я знала, что там на переднем сиденье — это я, и в то же время все связи были разорваны. Все связи между мной и...мной. Я была мертвой и одновременно живой; живой и одновременно мертвой. Я подумала: «Ну и дела! Это и есть жизнь после смерти? Если — да, я попала». Неужели я сделалась призраком? Я попыталась себя рассмотреть. Не ту себя, что в машине, а ту, что в воздухе. Где мои руки? Их нет! И вот тут мне стало по-настоящему страшно. Сразу вспомнился тот сериал, где главный герой — бессмертный. В него стреляют, его протыкают всевозможными колющими и режущими предметами, а ему хоть бы хны. То есть он вроде как умирает, а потом совершенно спокойно встает и живет дальше. А если бы он оказался в эпицентре ядерного взрыва? Его разметало бы на атомы. Но он же бессмертный, правильно? Он не может умереть. И как бы он существовал? В виде рассеянных по всему миру частиц? Или все атомы его тела каким-то магическим образом собрались бы вместе, и он бы, как говорится, восстал из пепла? А если бы не восстал, то куда было бы деться его бессмертному духу? Получается, он превратился бы в некую бестелесную сущность, которая окутывает планету наподобие озонового слоя. Как-то оно все невесело...

ЖЮЛЬЕН

Мешок с меня сняли, и я увидел... Сержа? — Долго же ты провалялся в коме, Шон Пенн.
— Черт. Долго — это сколько?

ДИАНА

Приехала на Хайда Гваии через несколько часов после Сержа с Жюльеном. Очевидно, что именно Серж был инициатором всего проекта, и именно с его подачи нас тогда поместили в те нейтральные палаты с полной изоляцией от внешнего мира — и тогда это казалось вполне нормальным. И вообще, он такой привлекательный, и мы поселились на острове, и... заеби меня до смерти, Джонни Браво. А вот Жюльен не произвел на меня впечатления. Впрочем, как и я — на него. Надоедливый малолетний мудилка.

АРДЖ

Как передать мою горечь при мысли о необходимости так скоро расстаться с Андреа? Как передать огорчение об упущенных радостях плоти? И как передать потрясение, которое я испытал, узнав, что все Крейги принимают солон? У меня просто нет слов. Я выпрыгнул из окна на втором этаже и неловко упал в куст засохшей магнолии. Мне повезло: под кустом валялась наполовину сдутая игрушка с рекламой мексиканского пива. На нее-то я и приземлился. Сквозь освещенные окна мне было видно, что толпа не-Крейгов уже ворвалась в дом. А приближавшийся рев сирен и грохот вертолетов подсказывал, что мое положение с каждой секундой становилось все более рискованным. Я бросился в рощу позади дома, чтобы укрыться среди деревьев. Странно, но этот лес почему-то напомнил мне парк Гомаранкадевела в Тринкомали во время ежегодного фестиваля мангустов.

САМАНТА

В школе я не подлизывалась к учителям и не старалась пробиться в любимчики, но я всегда гордилась своими хорошими оценками, и сейчас мне действительно хотелось угодить Сержу, как будто он был учителем, а я — прилежной ученицей. Зак рассказал очень хорошую историю. И это было удивительно и досадно. Как будто в классе для отстающих детей кто-то из учеников вдруг прочитал наизусть сонет Китса.

ЖЮЛЬЕН

Блин! В жизни бы не поверил, что я, Жюльен, с таким удовольствием могу просидеть целый день на пенечке, наблюдая за тем, как вороны бросают мидий сверху на скалы, или глядя на морской прибой, набегающий на гальку, каждый камушек которой по размерам и форме напоминает яйцо. А сочинять и рассказывать истории? Блин, это пипец! Я спросил Сержа:
— Слушай, а почему так напряжно придумать историю? Казалось бы, что в этом сложного?! И тем не менее это действительно очень непросто.
Серж сказал:

ДИАНА

История Жюльена нашла живой отклик в моей душе, потому что когда я была совсем маленькой, мы с родителями однажды отдыхали за городом и жили в бревенчатой избушке в лесу. Окна избушки были затянуты проволочной сеткой, и я помню, как мне было страшно от этих окон. И от шорохов ночного леса. Эти малоприятные воспоминания естественным образом вылились в раздумья о моих психопатах-родителях, закомплексованных невротиках, с которыми я практически не общаюсь и о которых не люблю говорить. Впрочем, ладно. Мне еще надо было придумать историю, а в голову не приходило вообще ничего. Мы допили остатки вина из открытой бутылки и закусили засохшим лимонным печеньем, обнаруженным в глубине буфета. Потом у нас был небольшой перерыв на «сходить в туалет», а потом мы все снова собрались в освещенной свечами гостиной.

АРДЖ

Я всегда гордился своим умением слушать других. Когда Диана закончила свой рассказ, мне вдруг подумалось, что во всех наших историях есть много общего: религиозные культы, королевские особы, то, как мы слышим слова и как составляем из них истории, супергерои, глобальные катастрофы, инопланетные пришельцы, репортеры и новости. Но я не стал говорить о своих наблюдениях. Не хотел смущать своих новых друзей.

ЗАК

М-да, депрессивненько. А нельзя было как-нибудь повеселее?
— Зак, понимаешь... специально выдумывать хеппи-энд только ради того, чтобы у истории был хеппи-энд — это уже мастурбация мозга.
!!!
Ну, ладно.

САМАНТА

Боже, какое унылое утро! После истории Зака мы завалились спать — прямо там, у камина, на полу в гостиной, — а с утра пораньше нас разбудил рев бензопилы. Это умелец из соседнего дома принялся за работу. Он вырезает из бревен фигуры орлов и китов и обменивает их на малайзийскую порнуху у ребят из бригады по сносу зданий. Они приезжают на остров два раза в год, привозят всякую ерунду на обмен и продажу и потихонечку распродают демонтированное оборудование и строительные материалы с заброшенной базы радиолокационного обнаружения. Мне бы очень хотелось сказать, что мы все проснулись красивыми, бодрыми, соблазнительно свежими и сексапильно взлохмаченными со сна, но если по правде, мы напоминали пятерых бомжей, проведших ночь в грязном товарном вагоне. Все какие-то помятые, опухшие, с отпечатками узора плетеного коврика на щеках. От всех ощутимо несло перегаром. Запах сочился из каждой поры, как сопли — из носа при сильном насморке.

ЖЮЛЬЕН

Nique ta mere, это был просто пипец, а не день: совершенно убийственное похмелье, смерть, идиотский поход к этой мрачной поляне, где когда-то был улей, потом еще порция насилия, а под конец — снова смерть, катастрофа, огонь. В общем, не день, а сплошное безумие и беспредел.

АРДЖ

По-моему, это совсем не похоже на сказку со счастливым -концом, — сказал я. — Бедная Бренда и бедный Барри. Если бы не их эгоизм и не стремление к власти, они могли бы найти в себе мужество изменить свою жизнь.

ЗАК

Спасибо, Ардж. Умеешь ты подпустить депрессии. — Моя история вовсе не депрессивная, — возразил Ардж. — Наоборот, она очень даже жизнеутверждающая. Это история о надежде и вере. Я всю жизнь мечтаю о том, что когда-нибудь у меня будет красивая дорогая машина, а я еще доведу ее до ума и сделаю из нее просто конфетку. И японская кухня... для меня это такая же сказка, как для вас — Нарния. Диана посмотрела на меня и сказала:
— Я прямо вся обкончалась, так мне славно впиздошили. Ее синдром Туретта проявляется в самые неожиданные моменты.

САМАНТА

Я сказала Заку: — То есть твоя история была о цифрах и числах!
— Да. И еще — о надежде и вере. Надежда и вера, они превращают историю в бессмертную классику! Полные горсти надежды. Охапки веры. Чем больше, тем лучше!
— А ты силен в математике? Любишь складывать и вычитать, или что?

ЖЮЛЬЕН

Я сказал: — Nique ta mere, я так и думал. Еще одна депрессивная история.
— И что же в ней депрессивного?

ДИАНА

Да, ты меня удивил, — сказала я Жюльену. — Такого я не ожидала.
— Задача художника — удивлять, возмущать и шокировать. Но не так чтобы очень, иначе ему придется искать другую работу. Горошек с васаби еще остался?
— Горошек — потом. Моя очередь рассказывать.

АРДЖ

Какая хорошая история, Диана. — Спасибо, Ардж. Все разомлели от выпитого вина. Огонь уже догорел, в камине остались лишь красные тлеющие угольки, но всем было сонно и очень лениво вставать, ворошить угли, подбрасывать дрова. Серж что-то быстро строчил у себя в блокноте. Зак спросил, что он там пишет.

ЗАК

Мы все, как один, обернулись к Сержу, который быстро проговорил:
— Это не то, что вы думаете.
— А что мы думаем? — спросил я.

СЕРЖ

Всю целиком. Так что устраивайтесь поудобнее и слушайте. Сэм сказала:
— Ну, ладно. Рассказывай. И я начал рассказ.

ЗАК

Мы заперли Сержа в одной из комнат на первом этаже, где был только голый матрас на полу и плакат с изображением единорога, забытый, а может быть, брошенный прежними обитателями этого дома. Для верности мы забили дверь в комнату досками, а окна — еще и листами фанеры. Закончили почти на рассвете, но спать никто не пошел. Сэм сказала:
— Мне как-то не хочется проснуться от того, что меня будут вешать на велосипедной цепи.

АРДЖ

Море! В нем столько всего начинается и кончается. Без вести пропадают матросы. Идут ко дну корабли. Тонут всякие нехорошие женщины. В морскую пучину бросают сокровища. Когда-то жизнь вышла из моря на сушу, вдохнула воздуха в легкие и осталась на суше уже навсегда.

Наверх

О проекте Реклама на сайте Вконтакте Livejournal Twitter RSS

Система Orphus:  1. Нашли ошибку в тексте  2. Выделите её мышкой  3. Нажмите Ctrl + Enter
Система Orphus

© 2008–2015 READFREE